ГЕНИАЛЬНО ЖИТЬ НА СВЕТЕ !

 

 

 

 

N.B. !     Обратите  внимание :   в колонке  "Новости"   появился   новый  материал:   "КРИЗИС ПРАВ ЧЕЛОВЕКА:   ВОЛКИ ПАСУТ ОВЕЦ !".

"Минздрав   рекомендует"  : )

Рекомендуется  также  посмотреть  "Лествицу  счастья"  ( "Псалом  псалмов" ) :   она  постоянно  дорабатывается.

Сценарий  "Гениально   жить   на   свете !"   будет  полностью  опубликован  в  ближайшее  время.   

Увы,  творческий  процесс  меньше  всего  поддаётся  планированию ...

 

 

Пред  вами   –   первая  половина  русской  и  современной  версии  «Фауста».

 

Не стоит смущаться вечной темой «Фауста».  Сам Гёте  (как и Шекспир, и многие другие классики)     не испытывал здесь никаких комплексов.  Он использовал сюжет книги о докторе Фаусте,  изданный за 200 лет до него и включил в свой «Фауст» многое из того,  что ему понравилось у других авторов.  Первая часть его «Фауста»  –  гениальна.  Вторая намного слабее.  Финал – ещё слабей.   А конец   –   дела венец.    Именно финал главным образом определяет силу и смысл всего произведения.  Продав душу дьяволу,  Фауст испробовал почти все радости этой жизни, но так и не обрёл счастья.   В конце концов он захотел сделать доброе дело людям.  Но не успел.  Он умирает, не оставив ни детей, ни продолжателей своей благой затеи – осушения болота у моря на награбленные его пиратами деньги.  Он умирает жалким, слепым стариком в полном помешательстве.   И прекрасное мгновение,  которое он захотел остановить,  было  всего  лишь  его  фантазией.

 

Правда, надо отдать должное :   в своей версии Фауста Гёте кардинально изменил финал трагедии.   Если в изначальной и других версиях легенды о Фаусте после смерти его душа отправлялась на вечные муки в ад,  то у Гёте Бог спасает бессмертную душу Фауста.   Как спасает и душу соблазнённой Фаустом Гретхен,  которая невольно стала причиной гибели своей матери и брата,  а потом и своей новорождённой, но незаконнорожденной дочери.   А это  –  принципиально иной образ Бога.  У «великого безбожника» Гёте,  как его называли,  Бог вовсе не грозный, жестокий и мстительный,  каким Его рисовала церковь,  а Любящий, Всепрощающий и Спасающий.   Это  было  истинно  по-христиански  и  революционно.

 

 

Однако земная жизнь Фауста Гёте  –  яркий,  но несчастный пример воинствующего эгоцентризма.   Фауст» в версии Гёте  –  при всех его несомненных художественных достоинствах  –  пессимистичен по отношению к земной человеческой жизни.  А ведь образ Фауста Гёте,  по утверждению другого германского гения  Шпенглера,   –   олицетворение  всей  Западной  цивилизации...

 

Как говорилось, данный сценарий может рассматриваться как современная, русская и, быть может, более осмысленная версия «Фауста».  На сегодня сценарий содержит несколько песен (из них 3 шуточных) много кратких и эффектных стихов, массу афоризмов, впечатляющий клип-ребус о судьбах человечества, чудные картины природы и жизни (с эффектом остранения), неожиданные сюжетные ходы, юмор, недоразумения и вместе с тем  –  объяснение основных законов и секретов счастья,  а также ответы на главные вопросы жизни.  Это  –  современная попытка философского и творческого осмысления жизни.  А  творчество  должно  быть  дерзновенным !    И хотелось бы,  чтобы  оно  излучало  счастье.   Работа  над  сценарием  продолжается.   При   желании   его  можно  развернуть  в  сериал.

(контакт. тел. +371 29182589,  Геннадий)

 

*       *       *

 

 

Эта необыкновенная история началась с чудного сна. Сергею приснилось детство. Лето. Поле. Солнце. Река. Высокие, по-летнему пышные облака. Звенящий хор кузнечиков. Над полем, упоительно свиристя, гоняют и мечутся ласточки. А он с какой-то девочкой бежит по полю, запуская воздушного змея. Красный змей взмывает и красиво парит, играя и трепеща разноцветными лентами. Но вдруг девочка останавливается и показывает на горящую в небе радугу. Они оба заворожено на неё смотрят. В это время порыв ветра вырывает у них нить, удерживающую змея, и тот, кувыркаясь, падает на землю и ломается. Девочка плачет, а он склоняется над сломанным змеем, пытаясь его починить. И девочка тоже склоняется над змеем. И над ними кружат облака… Сломанный змей вдруг превращается у них в китайский фонарик. И они, подняв его над головами, несутся к реке.   На берегу они зажигают фонарик и пускают его плыть по воде. Фонарик уплывает за излучину реки и скрывается из виду… А потом они видят, как их фонарик, сияя, поднимается в небо – всё выше и выше. Наконец, он вспыхивает и превращается в звезду. Сергей видит счастливое лицо девочки.   Но у неё на глазах слезы…   Всё это без слов  –  под  адажио  «Лунной  сонаты»...

 

Проснувшись, Сергей долго лежал, улыбаясь. За распахнутым в летнюю ночь окном по гулкой жести карниза нестройно барабанил дождь, выбивая какую-то замысловатую джазовую дробь. Дождь вкрадчиво шептался с листвой деревьев, всхлипывал и бормотал в водостоке. Сергей обожал слушать музыку дождя. Особенно в палатке или под барабанной крышей деревенского чердака или сарая. Музыка дождя – гениальна, целебна и умиротворяюща. «Под такую музыку легко умирать» – вдруг   подумалось ему.   И он сладко почил почти до полудня.

 

*       *       *

 

На следующий день у Сергея было назначено интервью с магом. Маг был знаменит и славился своими чудесами. Сергей работал журналистом. Надо же чем-то зарабатывать на жизнь. Ему не слишком нравилась его вторая древнейшая профессия. Но, возможно, она была для него меньшим из зол. Порой по журналисткой работе ему приходилось иметь дело с интересными людьми. В душе он был поэт и философ. Но это плохо кормит. Да он и не старался этим зарабатывать на жизнь. И вот пришлось, как говорил он, на старости лет идти на галеры. На счёт старости он, конечно, кокетничал. Какая старость у интересного мужчины в сорок с небольшим лет ?!   Самый рассвет сил !

 

Интервью с магом обещало быть интересным. Про мага ходили легенды, что чуть ли не мёртвых воскрешает. Заметим, что наш герой не был атеистом. Он сознавал, что существует сила, которая таинственным образом дирижирует нами и всем этим бесконечным и вечным мирозданием. И хотя он не был церковным человеком, верил в чудеса  .

 

Кабинет мага поразил Сергея тем, что стены и потолок его были, как ночное небо, в россыпях звёзд. Причём звёзды переливались и играли. Маг оказался совершенно таким, каким Сергей видел его в видеороликах и на фотографиях, только поменьше ростом. По годам, пожалуй, ему было около пятидесяти. Взгляд пронзительный, властный. Не сказав ни слова, он крепко пожал Сергею руку и энергичным жестом указал на кресло возле своего стола. Слева от мага на столе курилась свеча какого-то восточного благовония рубинового цвета. Её терпкий запах приятно щекотал нос. На столе перед магом холодно мерцал дымчатый стеклянный шар. Магический кристалл, – подумал Сергей. А за стеклянным шаром стояло небольшое тёмное зеркало. Слева от него стояли две стопки толстых старинных книг. Сам маг в тёмно-фиолетовом хитоне сидел в высоком кожаном кресле, медленно вращал в руке два небольших металлических шарика. Один из них, судя по всему, был серебряный, а другой золотой. За магом на стене висела большая картина, на которой на фоне тёмных гор и сияющих облаков, распластав широкие крылья, летела какая-то большая хищная птица. Сияющие облака фосфоренцировали. В кабинете царил полумрак, окна были занавешены.

 

– Вы хотите, чтобы я показал вам чудеса ? – лукаво улыбнувшись, спрашивает маг. Его голос вибрировал на низких тонах и звучал, как из бочки, что совершенно не соответствовало его отнюдь не богатырской внешности.

–   Да, конечно,   Но сначала я хотел бы задать вам несколько вопросов.

–   Задавайте, – великодушно разрешил маг.

–   Во-первых, я хотел бы узнать, как мне вас правильно представить ?

–   У меня много имён. Но вы можете представить меня как магистра Ферлюци – магистра магии.

–   А скажите, вы магистр белой или чёрной магии ?

– Неправильный вопрос: нет никакой белой и чёрной магии. Настоящая магия – по ту сторону добра и зла.

–   Но, если нет ни добра, ни зла – значит, всё позволено, – мягко возражает Сергей. – Разве не так ?

–   Не так !   Добро и зло это понятия человеческие, а магия стоит выше человеческих понятий.

–   Значит, нет ни Бога, ни дьявола ?

– Конечно, нет. Вернее, это совершенно одно и то же. – тонко улыбнулся магистр и глаза его сверкнули. – Вы знакомы с Библией ?

–   Только с Новым заветом.

– Напрасно. Почитайте и Ветхий завет. Там есть весьма откровенные вещи. Например, в 1-й Книге царств несколько раз говорится о том, как на царя Саула нападал злой дух от Бога и тот бесновался. Заметьте – ЗЛОЙ – дух от Бога ! И в Книге исхода тоже несколько раз повторяется, что Бог ожесточил сердце фараона, чтобы совершить свои египетские казни. А мог ведь не ожесточать, и тогда бы всё обошлось без множества ненужных жертв, в том числе и невинных египетских первенцев-младенцев – фараон и так бы отпустил евреев из Египта. Разве это мог сделать добрый Бог, как вы его себе представляете ? А в 136-м псалме любимца Бога царя Давида Бог его устами говорит о младенцах земли обетованной: «И блажен тот, кто возьмёт и разобьёт младенцев твоих о камень !».   Такой вот добрый Бог !   Куда уж до Него дьяволу !

–   Тут что-то не так !   Я уверен, что такие слова могли быть только от дьявола !

–   Повторяю: это одно и то же.   Это всего лишь две стороны одной и той же медали, или   две руки одного и того же Существа.

– Как ?! Если я, к примеру, дам нищему денег одной рукой, а другой ударю его, чтобы он своим видом не мешал мне наслаждаться жизнью, –   разве это будет одно и то же ?  

– Совершенно ! Вы дадите ему деньги, а он их пропьёт. Вы дадите ему затрещину, а это, может быть, несколько вправит его мозги.   Так тоже бывает.

–   Вы уверены, что все нищие подонки ?

–   Как правило, это люди, которые не хотят работать.

–   А если у него нет   ноги или руки ?

–   Можно работать и без ноги, и без руки.   Главное, чтобы голова была в порядке.

–   А если голова – не в порядке.   Разве он в этом виноват ?

– А это неважно. По высшим законам, такие люди должны освободить место более достойным.   Иначе происходит вырождение.

– Ладно, не будем спорить. – решает сменить тему Сергей. – Скажите лучше, ЧТО есть магия ?   Какие силы в ней действуют ?

–   Дело в том, что помимо мира видимого есть также невидимый. И он несравненно сильней и глубже мира видимого. Там тоже есть свои стихии и энергии, и надо уметь их использовать. Но это опасное ремесло. Тут, как у сапёров: одна ошибка – и ты погиб. Поэтому я не стану входить в подробности.   Кстати, церковные обряды, богослужения, таинства – всё это тоже магия. И там те же ритуальные манипуляции, жесты и тексты. И заметьте: практически неизменные.   Это для безопасности. Но я вижу, вы хотите, чтобы я рассказал вам о вас самих.

–   Да.   Вы читаете мои мысли.   Это было бы интересно.

–   Работа такая.

 

Маг, пристально смотрит на Сергея, а затем переводит взгляд на светящийся перед ним шар и тёмное зеркало.

– Вы были единственным ребёнком у матери и выросли без отца. Вы – переученный левша, отсюда ваши перекосы и напряжения. В детстве вы перенесли серьёзную психическую травму. Это было связано с матерью. Учились неровно. Натура увлекающаяся, склонная к приключениям и авантюрам. Были дважды женаты, но неудачно. Вы – интроверт. А значит, талантливы. Вы много чудили. Любите жизнь, но не нашли себя в этой жизни. И работа ваша не приносит вам настоящего удовлетворения. А впереди у вас опасный и бурный период. Так что будьте осторожны, нето...   Но не будем о грустном.

–   Похоже на правду. А хотите я расскажу вам о вас ?

–   Хм, забавно, попробуйте.

– Вы родились далеко отсюда на берегу тёплого моря в ночь полнолуния, – слегка пародируя мага, начинает Сергей. – В детстве вы были способным, но непослушным ребёнком. И небо послало вам молнию. После этого вы долго болели, но выжили. А потом у вас открылись паранормальные способности. Но счастья это вам не принесло. Во всяком случае, вы не производите впечатления счастливого человека.

Маг выслушивает Сергея со сдержанной демонической улыбкой.

–   Что ж, вы неплохо подготовились к нашему интервью. Так вы полагаете, что главное в жизни это счастье ?

–   А как полагаете вы ?

–   Поэт сказал: «На свете счастья нет, но есть покой и воля». Говорят, он был гений и с первого взгляда схватывал суть вещей.

– А может, у него и счастья-то не было оттого, что он был гений ? Ведь всякий гений – всегда революционер в своей области. Иначе в чём его гениальность ? Поэтому гений вызывает лютую зависть и противодействие со стороны обычных людей.   Какое тут счастье ?!

–   Совершенно верно.

   Сергей задумчиво смотрит на курящуюся свечу, дым которой плясал, струясь вверх.

–   Свеча курилась на столе, свеча курилась... – говорит он усмешливо. –   Не звучит.   А, кстати, у вас курят ?

–   Курите. – разрешает маг.

Сергей ищет и не находит зажигалку.  

–   Вот, чёрт !   А огонька у вас не найдётся ?

–   Нет проблем, дайте вашу сигарету.

Маг берёт у Сергея сигарету, взглядом зажагает её и возвращает. Зрачки мага пылают, как угли.

–   Ого !   А вы опасный человек !   Вернее – огнеопасный.

–   Это пустяки.

–   Может, вы и тучи разгоняете ?

–   Можно и тучи разогнать, если они есть.   Пойдёмте на балкон.

Они выходят на большой балкон. Под балконом оживлённая улица. За улицей живописный парк с детской площадкой.   Там играют дети.   На небе – лёгкая облачность.

– С тучами нам не повезло, –   сказал маг, обводя глазами небо. –   Но облака кой-какие имеются.   Какое прикажете разогнать ?

–   Вон то, – показывает Сергей, –   похожее на верблюда.

 

Маг поднимает руки и как бы берёт облако в свои ладони. Облако на глазах тает и исчезает.

–   А теперь – смотрите ! – говорит он. Резко вскинув руки, он потрясает ими. И вдруг сверкает молния и грохочет гром.

Магистр утирает пот со лба и смотрит вниз.   По улице потоком мчатся машины.

–   Давайте, ещё немного похулиганим. – предлагает он. – Машину какого цвета вы предпочитаете ?

–   Не знаю. Я безлошадный. Ну, скажем, цвета вишни.

–   Вишнёвых нет.   Вон видите ту красную ? – показывает он рукой.

–   Постойте !   Что вы собираетесь делать ?

–   Сейчас увидите.   Не бойтесь, всё обойдётся без жертв.

 

И Сергей видитл, как перед красной автомашиной, на которую указал маг, за улетевшим воздушным шариком на дорогу выбеает малыш и едва не попадает под колёса. Визг тормозов. И в красную машину сзади врезается чёрный джип. Глухой взрыв лопнувшей обшивки машины и звон разбитых стёкол. Молодая женщина, хватает ребёнка и с криком отшлёпывает его. Водители выскакивают из машин и, громко крича и резко жестикулируя, выясняют отношения…

 

–   Пойдёмте, дальше будет неинтересно. –   улыбается маг и приглашает вернуться в кабинет.

–   Да ! Но, но, но !...   Зачем вы так ?! –   потрясённо восклицает Сергей.

– Вы же видели, никто не пострадал. Водителям выплатят страховку. А вы впечатлительный ! Хотите виски ?

–   Не откажусь.

 

На столе, как из воздуха, появляются два бокала ароматного виски, один из них маг подвигает Сергею.

–   Вы хотите сказать, что магия может всё ?

–   Вы же видели !

–  Да уж.   Ну, а человека счастливым сделать можете ?

–   Какого человека ?

–   Например, меня.

–   А что вам для этого нужно ?

–   Наверное, любовь.

–   Почему любовь ?

– Любовь – высшее проявление жизни. Без любви не бывает счастья – как без солнца не бывает радуги.

–   Да вы поэт !   И какая же любовь вам нужна ? – интересуется маг.

–   Любовь женщины, которую бы я полюбил.  И чтобы мы могли быть вместе.

–   Но я вижу, вам нужна необыкновенная женщина. А это   дорогого стоит.

–   Так я не скупой.   Я готов заплатить.

–  У вас нет таких денег, – улыбается маг.

–  Я готов заплатить... жизнью.   Этого хватит ? – неожиданно для себя говорит Сергей.

–   Ммм !   Вы так мало её цените ?  

–   Нет, Я так ХОЧУ ЖИТЬ !   И не хочу заживаться на этом свете. Эта жизнь того не стоит.

–   Золотые слова !   Я уважаю таких людей.

–   Да, но, но… за это – целый год счастья !

–   Хорошо. Но учтите, вы не сможете отказаться от этого пари и ставите на кон свою жизнь.

–  Ого !.. Почти как в «Фаусте».   Только бонус скромнее.

– У вас плохая память. Там весь бонус состоял в одном мгновении, которое Фаусту взбрело бы в голову остановить.

– Да, но он шёл к нему 70 лет, сполна удовлетворив все свои фантазии и изведав все земные радости. Правда, счастья он не обрёл. А с «прекрасным мгновением» его просто надули. Уже столетним и слепым он принял за это «прекрасное мгновение» всего лишь собственную фантазию.

–   Вот видите !   А вспомните Клеопатру: там вообще была лишь одна ночь.

–   Ха !... Ну что ж, по рукам !   Я готов. Только давайте определимся со сроками.   Думаю, вам хватит месяца, чтобы сделать меня счастливым. И потом – целый год счастья ! Но если не получится…   я напишу о нашем пари, а вы публично объявите себя шарлатаном. Годится ?  

– Годится. Но запомните: никто не должен знать о нашем пари до срока его окончания, иначе… вы проиграли – со всеми вытекающими отсюда следствиями.   Вы понимаете о чём я говорю ?

–   Разумеется.   А контракт кровью подписывать будем ?

–   При нынешнем уровне развития магии в этом нет необходимости.

 

*     *     *

 

Вечером Сергею сообщают, что в автокатастрофе погиб Виктор – его друг со студенческой скамьи. Это известие сильно шарахнуло Сергея. Особенно, когда выяснилось, что он погиб как раз в то время, когда маг устроил аварию у себя под окнами. «Как хрупка наша жизнь ! – подумалось ему. – И как странно всё взаимосвязано. В любой момент всё может оборваться самым дурацким образом. А тут ещё это глупое пари. Какой чёрт меня дёрнул ?»   Вспомнилась последняя встреча с Виктором.

С этой встречи прошло недели две. Они встретились и, как обычно, зашли в их любимом кафе и выпили. Виктор был грустен и коньяк его не брал. «У тебя что-то случилось ?» – спросил Сергей. Тот пожал плечами: «Да нет, всё нормально. Просто стало как-то скучно жить». И добавил:

 

Отпечатались следы – в слякоть.

Было столько ерунды – всякой.

 

Вот откуда это ? Может быть, твоё ? Прилепилось, как банный лист, и вертится в голове уже несколько дней.   Просто не знаю, что делать ?

–   Нет, это не моё.   Но сказано хорошо, только мрачно. А по мне – лучше так:

 

Плеснём огня, чтоб кровь не скисла –

Авось, поможет проясненью смысла !

 

Плеснули.  

–   А помнишь, – вдруг сказал Виктор, –   мы на твой тридцатник на заповедное озеро ездили. Основная кампания должна была подвалить на следующий день, а наша задача была подготовить поляну. И пошёл дождь, нас не нашли и мы двое суток сидели у костра под зонтами. Слава Богу, было с чем. Ты ещё костёр какой-то особенный соорудил, что и дождь ему был ни почём, даже когда мы спали или лежали в палатке.

–   Конечно, помню. У нас было мало еды, зато горючего было навалом. А костёр был – дождевой, охотничий. Я вычитал его в какой-то книге. Весь фокус, помню, был в том, что надо было выкопать яму, положить три слоя поленьев и на них уже разводить костёр.

–   Да, костёр был классный, но я больше всего запомнил другое. Первая ночь у костра. Мы только расположились, ты развёл свой чудо-костёр. Мы сели ужинать. И пошёл дождь, тихий, тёплый. Как сейчас вижу: мы сидим под соснами у костра на высоком берегу большого озера. Выпили, нам стало хорошо. И ты взял фонарь, а у тебя он был большой и мощный, и направил луч света вверх над собой – широкий и сильный, как от автомобильной фары. С сосен медленно падали большие капли, ярко вспыхивая и блистая в столпе света,. И ты сказал: «Смотри, какие охрененные капли !   Вот помирать будешь – вспомнишь».   И я запомнил их на всю жизнь…

На прощание даже обнялись, чего обычно не делали.   Предчувствовал, видно.

 

*       *       *

 

На следующее утро Сергея будит телефонный звонок. Впрочем, был уже одиннадцатый час. Приятный баритон говорит: «Меня зовут Алекс. Я ассистент магистра Ферлюци. Он просил меня встретиться с вами и объяснить некоторые моменты, касающиеся вашего пари».

Они встречаются на следующий день. Сергею Алекс сразу понравился: интеллигентное лицо, умные глаза, немного грустные. Он сообщает ему от мага три главных правила счастья. Первое, быть проще. Второе, вести себя, как все. Третье, не отказывать себе в малых радостях жизни. Напомнил о недопустимости распространения информации о пари до окончания его срока. И передаёт Сергею от мага брелок-талисман «на счастье» для любимой женщины.  

Конечно, это ваше дело, – в конце говорит Алекс, – но, прямо скажу, я не понимаю, зачем вам понадобилось это пари. Мне кажется, вы и сами могли бы решить свой женский вопрос. Неужели вас так часто отшивали ?

– Наверное, я погорячился. Но теперь обратной дороги нет. Да и год счастья – разве это мало ?     И умереть счастливым – разве это плохая смерть ? Да проживи я ещё полвека – не думаю, чтобы в моей жизни набралось бы счастья хотя бы на месяц. Это, знаете, как пить вино: или по глотку в день, или, не спеша, выпить весь ковш сразу.   По мне – больше второе.

 

*       *       *

 

Витины похороны были в пятницу. Старое лесное кладбище напоминало слегка запущенный старинный парк, которому эта запущенность придавала живую прелесть природы. Было начало лета – самая нежная и пышная пора. Свежая листва деревьев просвечивала и горела живым изумрудом. Звенели, перекликаясь, птицы. Мерно и вдумчиво раздавался поминальный звон колокола. В часовне закончилось отпевание и находившийся там народ с облегчением хлынул наружу. В маленькой часовне было душно. Полный батюшка взмок, утирался и обмахивался платком. После духоты на воздухе было особенно хорошо и слышались оживлённые голоса.

 

– Эх, жаль Витюху. Хороший мужик был. Молодая жена, дети, дом полной чашей. Чего бы не жить?

– Да разве она спрашивает ?   Пришла – и уноси готовенького…

– По-глупому влетел: говорят, тормоза отказали. Ну и вылетел на вираже прямо в лоб автобусу…

– А свиду вроде целый.   Видно, судьба такая, тут уж ничего не поделаешь…

– А жена-то как убивается !   Как-то ей теперь с двумя малыми детьми ?

– Ничего, за ним много чего осталось. Бизнес большой у него был, говорят, миллионами ворочал…

– Уж лучше без миллионов, да на белом свете пожить… Гляди, благодать-то какая !..

– А я думаю, что порча на нём была.   Завистники заказали…

– Ты посмотри, сколько народу !   Давно на похоронах столько не видела…

–   А как думаешь: на поминки всех позовут или только близких ?..

 

Когда шли за гробом к могиле, женщина, шедшая впереди Сергея, споткнулась и уронила цветы. Сергей поднял и подал их.   Они пошли рядом.

 

–   Какая нелепая смерть. – поблагодарив, говорит она.

–   Смерть всегда нелепа. Но разве вы не чувствуете, что нам предстоит вечность ?

–   Иногда чувствую, а сейчас как-то нет.

– Понимаете, наше тело, как стартовая ступень взлетающей космической ракеты. Его задача вывести ракету – нашу бессмертную душу – на космическую орбиту. А самой вернуться в землю. Смерть – это дверь в Вечность, рождение в новую и высшую Жизнь. Ну, не может же быть так, чтобы самое драгоценное, что мы вынесли из этой жизни, ценой всех наших страданий, выбрасывалось бы вдруг на ветер. Даже у людей так не делается ! А, если не секрет, вы откуда Витю знаете ?

–   Мы подруги с его женой.   Она просила меня написать его портрет, а я не успела.

–   Вы художница ?

–   Надеюсь.

–   А вы могли бы нарисовать вот это ?   Смотрите – вроде бы кладбище. А какое торжество жизни ! Просто райские кущи ! А ведь, наверное, это знак. И как хорошо и мудро звонит колокол. И почему так   завораживает его звон ?   Быть может, это – камертон души ?...   А ведь это – мысль !

– Вы хорошо сказали о торжестве жизни и о звоне колокола. Но, к сожалению, пейзажи у меня не слишком удаются. Здесь особый талант нужен. Я могу попробовать, спасибо за идею. Но тогда нужно написать так, чтобы было слышно, как звонит колокол. А вы, извините, как здесь оказались ?

– Мы с Витей друганы были. Особенно в студенческие годы. Он был талантлив. Играл на скрипке и рояле, сам сочинял музыку. Но вот ушёл в бизнес. Мне кажется, поэтому так всё и случилось ?   Говорят, нереализованный талант губит.

–   Я тоже слышала об этом; но это   страшно !

 

Когда гроб поставили возле могилы, скрипка запела ноктюрн Шопена. Чисто, выразительно, с чувством. Витя любил играть эту вещь. Какая прекрасная и светлая музыка ! Казалось, Витина душа витала рядом.

 

– А знаете, я где-то читал, что бывают голоса у женщин, которые звучат, как обещание счастья.   Похоже, у вас как раз такой голос, – сказал Сергей, прощаясь. – Оставьте мне свой телефон, чтобы я иногда мог вас слышать.

Телефон был дан.   Она звалась Ирина.

 

*       *       *

 

Сергей позвонил Ирине на следующий день. Ему пришла мысль прокатиться с ней на пароходике. Они встретились на пристани. Сергей наконец разглядел Ирину и не был разочарован. Ей было около 30 лет, стройна, изящна, светловолоса. Но главное – голос. Трудно объяснить, что было в её голосе, но он странным образом волновал. Голос её был грудной и влажный. И ещё была в нём естественность и живость интонаций. Сергей с удовольствием слушал, КАК она говорит.

 

–   Что вы на меня так смотрите ? –   поправляя волосы, спрашивает она.

– А я только теперь заметил, что у вас зелёные русалочьи глаза. У меня странная память. Я могу годами общаться с человеком и не знать, какого цвета у него глаза или даже какого цвета волосы.     Я запоминаю людей как-то на вкус. По тому впечатлению, которое они на меня производят. Поэтому, если я потом встречаю человека в другом его настроении, я могу просто его не узнать. И на меня   обижаются.

–   А у меня отличная память на лица. Я могу узнать человека через много лет, даже если мы не были с ним знакомы. Правда, для этого у него должно быть запоминающееся лицо, а их встречается не так много. Но, кажется, у вас одно из таких лиц.

–   Однако запоминающиеся лица бывают как со знаком «плюс», так и со знаком «минус».

–   Да, это так, – соглашается она, видимо, вспоминая некоторые лица.

 

–   Кстати, а вы знаете, что сегодня будет затмение ? –   спрашивает Сергей.

–   Затмение солнца ?   В самом деле ? Когда ?

–   А сразу после заката. Причём обещают одновременное затмение солнца, луны и разума. Слабонервным – только в присутствии врача.   Как у вас с нервами ?

–   Боюсь, я этого не переживу.

– В таком случае я буду вашим личным врачом. Давайте проверим пульс, – Сергей берёт её руку. – Ого ! Этого не может быть ! Пульс отсутствует.

–   Это как ?! – всерьёз пугается Ирина.

–   Так...   –   со скорбным видом пожимает плечами Сергей. – Значит, нам нечего терять. Я шучу !

–   Так шутить не надо !

–   Извините !   А вот и наш пароход.   На нём должен быть буфет.   Что-то в горле пересохло.

 

Сергей берёт шампанское, мороженое и прямо у стойки (чтобы не видела Ирина с палубы за столиком) залпом оглоушивает рюмку водки.   Для вдохновения.

 

–   Ирина, вы верите в судьбу ? –   ставя на стол добычу, спрашивает он.

–   Если веришь в Бога, разве можно не верить в судьбу ?

–   А вы верите в Бога ?

–   А вы нет ?

– Если есть творение – значит должен быть творец. И творец под стать своему творению. А здесь, – Сергей сделал широкий жест руками. – Творение бесконечное, вечное и сверхгениальное. Даже в черепушке нашей не укладывается ! Только, похоже, что Он, как английская королева, царствует, но не правит.   А жаль.

 

–   Извините, Сергей, но, мне кажется, вам стоило бы быть немножко проще.

–   Тогда выпьем ! – рассмеялся   он. – Девушки мне советовали чаще и больше пить.

–   Это почему же ?

– Я интроверт. То есть человек, обращённый вовнутрь. «Когда ты трезв, – говорили они, – к тебе и подойти страшно. Ты словно думаешь о каких-то там судьбах человечества. А когда выпьешь – душа-парень. И в самом деле, когда я выпью, то выворачиваюсь наружу, и людям это нравится.   Вот такая ерунда !

–   Тогда вы сопьётесь.

–   Не знаю.   Меня не так часто тянет выворачиваться наружу.   Хотя…

 

   А вы знаете, какая самая смелая птица на свете ? – вдруг говорил он.

–   Воробей.

–   Откуда вы знаете ?

–   А вы смотрели на воробьёв, когда спрашивали.

– О, вы проницательны ! Я бы вжизнь не догадался. Я прочёл это у Герцена. А он сделал это наблюдение в Лондоне 150 лет назад. И ведь верно ! Никакая другая птица не осмелится клевать с ладони у незнакомого человека. А они – запросто ! Видите ?

За соседним столиком девочка с ладошки кормит воробьёв.

–   Отчаянные !   Я люблю смелых !   Давайте, ­ за воробьёв !

 

Отчалили. Они сидят за столиком на палубе. За бортом бурлит и пенится вода. Пляшут солнечные блики. Свежий ветер шевелит её волосы. Взбалмошно кричат чайки. В небе – сахарные облака.   Пахнет летом, солнцем и рекой.

 

–   Хорошо !   Давно я по воде не катался.

 

Вот – блещет золотом река.

Клубятся пышно облака.

И пахнет солнцем и рекой –

Похоже, это рай земной.

...И я гляжу издалека   –

Сквозь солнце, ветер и века...

(..Сергей делает небольшую паузу…)

J Вот  оно  –  счастье  дурака !

 

–   Это откуда ?

–   Оттуда, – он кивает вверх. –   За небо !   –   Сергей залпом выпивает бокал.  

–   Вы лихо пьёте.  

–   Эх. Лучше уж лихо пить, чем лихо жить !

–   Но ведь это взаимосвязано.

– Не совсем так. Вот Гитлер, например, был вегетарианцем и трезвенником. А Христос любил есть и пить вино с грешниками.  

–   Этого не может быть !

–   Может ! Он сам говорит об этом в Евангелии. У Матфея и у Луки. Хотите пари ? Впрочем, с пари я уже напарился. Христос объяснял это тем, что врач нужен больным, а не здоровым. И поэтому Он шёл не к праведникам, а к грешникам.   Он не был ханжой. Он был Человеком с большой буквы.

–   Я проверю.

– Пожалуйста. А, кстати, знаете, какое чудо Христос совершил самым первым из своих чудес ?

–  Ну и какое ?

– На свадьбе Он превратил шесть вёдер воды в отличное вино. Потому что свадьба была бедной, вино скоро кончилось и было нечего выпить.   И в этом, наверняка, знак.

–  Какой же в этом знак ?

– Я думаю такой, что Христос приходил на радость людям. А вовсе не за тем, чтобы они истязали себя и друг друга во имя Его.

–  С вами невозможно спорить.

–  А зачем ?   Вот скажите, в чём секрет счастья ?

–   Наверное, в любви.

–   Почему в любви ?

–   Ведь всё хорошее на любви держится.

–   Умница !   Вот вам на счастье. –   даёт ей брелок-талисман от мага.

–   Спасибо, красивый…

 

*       *       *

 

После прогулки на пароходике Сергей провожает Ирину домой.

–    И всё же вам надо быть проще – не таким умным, что ли. Вам не хватает улыбки. –  улыбнувшись, замечает она.

–  Да, да, вы правы, – соглашается он. – Кажется, я действительно разучился делать глупости.  Но берегитесь. Я постараюсь.

–  Ой, я уже боюсь, –  смеётся Ирина.

– А давайте, перейдём на ты.   Так мне будет легче.

 

– Знаешь, в одной старой книге я нашёл магический приём, которым в древней Индии определяли: являются ли мужчина и женщина «половинками» друг друга.

–   Ну и как они это делали ?

–   Давай покажу.

–   Надеюсь, это не больно ?

–   О, нет, совсем наоборот.   Закрой глаза.   Не бойся.   Я сам боюсь.

 

Он осторожно берёт в ладони её лицо и трижды крестит его лицо губами: лоб, подбородок и глаза.   Ирина улыбается.

–   Получилось ! – кричит Сергей. – Ты улыбнулась !   Значит – ДА !

–   Это ты сам придумал ?

–   (жест в небо)

Всё хорошо ! Природа дышит счастьем.

Напрасные слова нет смысла говорить.

Дурман судьбы ! И, видно, надо

Святые глупости творить...

 

–   Но глупости потом дорого обходятся.

–   А разве счастье не стоит того ?

–   Сегодня оно есть, а завтра...

–   Всё это так.   Но ведь без глупостей скучно жить.

–   Вы – демон-искуситель.

–   Ну почему же ?   Я предпочёл бы быть твоим ангелом-хранителем... (целует её)

–   Ой, у меня кружится голова. Я сейчас упаду.

–   Ничего.   Мы упадём вместе.

–   Вы – сумасшедший !

– Конечно ! Однажды я прочёл: «Будь безумным, если хочешь быть мудрым. Ибо мудрость       мира сего – безумие перед Небом». И задохнулся.  И решил стать безумным. Дай мне руку !

 

–   Ой, смотрите, какая туча !   Откуда она взялась ? –   в испуге вскрикивает она.

 

В самом деле, на них стремительно неслась большая тёмная туча, которую передёргивали молнии. Дохнуло свежестью и влагой. Деревья вскипели листвой. Ярко блеснула молния и, как бы пробуя голос, громыхнул гром.

–   Сейчас будет дождь, а я забыла взять зонт.   Бежим скорей !

– Это всё потому, что ты испугалась дать мне свою руку ! – тоном библейского пророка кричит Сергей.          

Полыхнула молния, небо разодралось над ними со страшным треском и, сотрясая всё, как из пушки, грянул гром, и рассыпался у них над головами.   И хлынул дождь !

–   О, Небо !   Окропи святой водой наши бессмертные души ! – вскинув руки, кричит Сергей.

– Бежим ! – кричит она и, схватив его за руку, тащит за собой. Они добегают до навеса автобусной остановки и укрываются под ним. Ливень несёт волнами и захлёстывает под навес.   Им приходится встать в самый угол.

 

–   Откуда он взялся ? Это вы вызвали его ! –   утирая лицо платком, смеётся Ирина.

–   Но вы же не дали мне свою руку !

–   Только руку ? – слабо уклоняясь от его поцелуев, лукаво спрашивает она.

–   Ну и конечно же, всё остальное впридачу. Зачем мне бессердечная рука ? Давай поженимся !   Прямо сейчас !

–   Как это у вас просто.

–   Да вы же сами хотели простоты !

–   Но это же только до утра…

–   Всё зависит от нас !    Вот смотри: я тебя люблю, и ты меня любишь.

–   Да вы же меня совсем не знаете. И на счёт меня вам никто ничего не говорил.

–  А твои глаза, а твоё лицо, а твой голос !

–  А если я притворяюсь ?

–  Тогда ты слишком вошла в роль. И значит – всё равно меня любишь.

–  О, вы опасный человек !   И чего же вы хотите ?

–  Счастья !  

–   А что вам для этого надо ?

–   Чтобы «половинки» соединились.

–  А вы уверены, что мы «половинки» друг друга ?

–  Да мы же только что проверили !   Идём !

–   Я вас боюсь.

–   Я тоже.   Давай бояться вместе !

–  Куда вы меня тащите ?

–  Разумеется, в ЗАГС.

–  Но сегодня суббота, ЗАГС не работает.

–  Ну и что ?!   Браки совершаются на небесах. А небеса работают бесперебойно !

 

Свершилось !

Это  –   слаще мёда,  горше смерти !

Что держит и спасает всё живое.

Чего терпеть не могут черти.

Что  превращает  грешное  в  святое !

 

–   Это тоже с неба ?

–   Ну да.   Я дружу с Небом.

–   Серёжа, подружите и меня с Ним.

–   Всё очень просто.   Надо почаще в Него смотреть – и тебя увидят.

 

Мокрые до нитки, они добираются до ирининого дома. Она приглашает его зайти в мастерскую, обсохнуть. Они заходят в магазин, чтобы взять что-то на ужин. И вот они в мастерской. Пока Ирина собирала нехитрый стол, Сергей осматривал её картины. В основном, они были в стиле абстракционизма, который Сергей, прямо скажем, не воспринимал.

  

– Вот Евангелие, найдите, где здесь говорится, что Христос был пьяницей. – вспоминает Ирина, заметив, что Сергей открывает вино.

–   Нет ничего проще, – тем не менее поиски заняли несколько минут. – Вот, смотри ! Стих 19-й глава 11-я Евангелия от Матфея – «Пришёл Сын Человеческий, ест и пьёт; и говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам». И то же самое гласит стих 34 главы 7 Евангелия от Луки.   Вот видишь ?   С тебя приз !

–   Странно.   И какой с меня приз ?

– Ничего странного. Христос был Человек, которому ничто человеческое не было чуждо.   Но, разумеется, в самом хорошем смысле.   А главный приз,  конечно же  –   ты !

Он  крепко  обнимает  и  целует  её.

 

–   Тебе не нравятся мои картины ? – заглядывая Сергею в глаза, спросила Ирина.

–   Не то чтобы не нравятся.   Честно скажу, я этого не понимаю. Не понимаю их смысла.

–   Они просто передают необычные настроения, фантазии.   Разве этого мало ?

–   По-моему, мало. Конечно, это дело вкуса. А о вкусах не спорят. ...Хотя спорят. И ещё как !

–   А что, по-твоему, должны передавать картины ? Величие и красоту человека, вечные истины ?

– Как ни банально, именно так. Ведь вечные истины, как ни стары, а по-прежнему непонятны людям. Мы знаем, но не понимаем их. А знать и понимать – колоссальная разница. Между ними – пропасть. Пропасть непонимания ! Я думаю, искусство своим волшебством должно помогать людям понять самое главное. Увидеть красоту там, где мы её не видим. Настоящее искусство должно помогать человеку расти и становиться лучше. А не чесать его за ухом или где-то ещё. Тогда это не искусство, а коммерция.   Не обижайся, пожалуйста.   Я – жуткий ретроград...

–   Да, ты слишком серьёзен.

 

Было видно, что Ирина обиделась.  Сергей обнимает её. Она приникает к его груди.

–   Вот так лучше, да ?

– Угу... – мурлычет она. – Мне нравится чувствовать твоё тепло, твой запах, слышать твой голос и как бьётся твоё ненормальное сердце.

–   Почему ненормальное ? – удивляется Сергей и отстраняет её, чтобы увидеть: не шутит ли она.

–   А оно у тебя то несётся вскачь, то словно задумывается. Наверное, аритмия ?

–   Да ну ! Никогда не жаловался. А призадуматься есть над чем. Видно, сердце у меня такое же, как и я сам.   Логично !

–   А   почему у тебя глаза грустные ?  Тебе нехорошо со мной ?

–   Хорошо. Но...

–   Что за «но», милый ?

–   Мне грустно, что это пройдёт...

–   Брось, не думай об этом !   Будь со мной – здесь и сейчас.   Только так может быть счастье.

–   Какая ты умница !   Я тебя люблю.

Ирина заливается смехом.

–   Разве это смешно ? – обижается Сергей.

– Извини, – ещё больше смеётся она. – Подруга дала мне почитать прикольный толковый словарь мужских и женских фраз.   Так там говорится, что, если мужчина говорит женщине о любви, это значит, что он хочет заняться с ней любовью.

–   Гениальная мысль !   И твой смех – это знак согласия !

 

*       *       *

 

Я постараюсь быть гуманным, уважаемый читатель, описывая дальнейшие события. И потому, как в хорошем кино, постараюсь опускать малозначительные и обыденные подробности. Поскольку, много раз, читая и перечитывая великие произведения великих писателей, я ловил себя на мысли о том: насколько сильнее, ярче и гениальнее могли бы быть их произведения, если убрать не имеющие особого смысла и художественности эпизоды и необязательные подробности. Кто-то сказал, что жизнь – это не всё то, что прожито, а лишь то, что запомнилось. Наша память мудра. Она запоминает лишь то, что было из ряда вон и необычно – пусть это было таким лишь для нас и ни для кого больше. Но ведь это же НАША память ! Точно так же – и высокое искусство. Поэтому в меру своих способностей и отсутствия особых литературных талантов я постараюсь хотя бы быть кратким. Увы, жизнь – скоротечна.   И время это не деньги, время – это жизнь.

 

События развивались стремительно.   Описываю их в телеграфном стиле.

 

*       *       *

 

Утренний   звонок по телефону :

 

–   (Сергей) Слушай, кажется, я звонил тебе вчера вечером. Но мы так хорошо посидели с друзьями, что – убей, не помню, что я говорил. Я хоть не обещал опять на тебе жениться ?

–   (Ирина) Нет, не обещал.

–   А зря !

–   Зато потом ты позвонил мне в три часа ночи и пожелал спокойной ночи !

–   В самом деле ?   И ты спала ?

–   Как ты думаешь, что делают нормальные люди в три часа ночи ?

– О, Боже ! – хохочет Сергей.   Прости, я больше так не буду. Это потому ты такая нервная сегодня ?

–   С кем поведёшься…

–   А разве я нервный.

–   Ты себя не видишь.

–   Я себя чувствую.

–   Может быть, но ведь у тебя же нет мужа пьяницы.

–   А кто я себе сам ?   Я же себе хуже мужа !   Мне ведь с собой даже не развестись !

–   Я чувствую, ты уже похмелился.

–   Странно. И у меня почему-то тоже такое ощущение. К чему бы это ? Наверное, к дождю.   А нет.   Это я стих написал.   Слушай.

 

Я шёл весёлыми ногами.

Штормил и падал шар земной.

Штурмуя лужи с облаками,

Я всем назло дошёл домой !

 

–   Да-а-а, –   смеётся Ирина. –   В самом деле, ты пьяный лучше трезвого.

–   Значит, мне надо пить ?

–   Не знаю. Но правы были твои девки: пьяный ты весёлый и добрый. А трезвый – бука.

– А знаешь, кажется, Лев Толстой замечал, что есть люди, которым пить НАДО. Потому что в трезвом виде они скучны и несносны, а выпьют – становятся интересными людьми. А ведь он был жуткий трезвенник и очень выступал против пьянства. Значит – будем пить !   –   смеётся Сергей.

–   Я просто не знаю, что с тобой делать. – вздыхает Ирина.

 

 

В мастерской Ирины у незавершённой картины с женщиной и младенцем

 

– Ну, как это тебе ? – Ирина кивает на свою новую картину и выжидающе смотрит на Сергея.

– Гм... Это серьёзно. Совсем не то, что было раньше. Особенно – женское лицо. Просто мадонна ! И похожа на тебя.   Ты растёшь прямо на глазах. Молодчина !

–   А ребёночек тебе не нравится ? Ты не любишь детей ? – она пристально смотрит ему в глаза.

–   Почему ? Люблю.

–   А меня ?

–   Конечно ! – он горячо обнимает и целует её. – Ты же видишь, я никак не могу тобой насытиться.

–   Правда ?   Посмотри мне в глаза.   Я хочу от тебя ребёнка.

–   Ты беременна ?

–   А ты бы этого хотел ?

–   В принципе, да.   Но...

–   Опять «но» !

–   Понимаешь...   Я… я… я могу скоро умереть. Я не шучу. Это правда.

–   Ты чем-то болен ?

–   Нет, я здоров, как бык.

–   Значит, ты ввязался в какую-то историю ?  

–   Похоже на то.   Но я не вправе ничего рассказывать. Это лишь осложнит ситуацию.

–   И я ничем, ничем, ничем не могу тебе помочь ?    

–   Только собой, если захочешь.

–   Хочу !   Но тогда, тем более.   Если что случится, ты оставишь после себя жизнь.

–   А ты ?   Ты останешься одна с ребёнком ?

–   Ну и что !   Это же лучше, чем одна.

– Господи, неужели ты так... Прости меня, дурака ! Прости, прости, прости, пожалуйста ! (обнимает)   Я тебя не стою !

–   Откуда тебе знать...

*       *       *

 

Лишь после этого разговора с Ириной Сергей вдруг как следует осознал, какую глупость он совершил со своим пари. Ему стало ясно, что сам он не сможет быть счастлив с Ириной, сознавая что своим «счастьем» он обрекает её на скорое несчастье. Да и она вряд ли сможет быть счастлива с ним, понимая, что всё это скоро и печально кончится. К тому же Сергей стал понимать, что в случае проигрыша пари, маг сделает всё, чтобы не допустить огласки своего поражения. А он способен на всё ! «Каким же надо было быть кретином, чтобы не сообразить это сразу ?!» – клял себя Сергей.

Получался полный тупик.   Вернее – в любом случае его проигрыш. А проигрыш – это смерть.

Было от чего впасть в уныние. И он сказал Ирине, что ему надо побыть одному – себя вспомнить. Он «вспоминал себя» неделю. И вдруг она увидела его на улице с другой женщиной. И эта женщина шла с ним под руку. Ирина решила, что он разлюбил её и нашёл другую. У неё случился нервный срыв и выкидыш.   Она пыталась покончить с собой и попала в психиатрическую клинику.

 

*       *       *

 

Сергей отправился в клинику, чтобы поговорить с лечащим врачом Ирины и посоветоваться с ним, как ему дальше себя вести по отношению к Ирине.

–   Я знаю, что это я во всём виноват. Всё это на моей совести, – начал он. –   Но, поверьте, я этого не хотел ! Я желаю Ирине только добра и испытываю к ней самые лучшие чувства. Но это – какая-то чертовщина ! Случилась страшно глупая история и мне даже нельзя о ней говорить. Судя по всему, я вряд ли останусь живым. Поэтому я не чувствую себя вправе связывать собой Ирину.         Я очень хочу ей помочь, но не знаю – КАК это сделать ?   Вы – врач. Помогите ! Пожалуйста !

Врач устало, но внимательно смерил Сергея изучающим взглядом. Ему, как и магу, было около пятидесяти и было видно, что его трудно чем-то удивить.

– Я думаю, что вам не стоит переоценивать свои «заслуги». Признаюсь, я мало понял из того, что вы сказали, кроме «чертовщины». А это совсем не по нашей части. Хотя, возможно, что так оно и есть. Мне не раз приходилось встречаться с такими случаями. У вашей Ирины очень тяжёлая психическая травма. Наука не всё в состоянии объяснить из того, что происходит с человеком. Да и вы не производите впечатления «нашего» человека. ...Но, если всё так, как вы говорите – думаю, вам лучше исчезнуть из её жизни.   А чем можете помочь ?..   Вы верующий ?

–   Да.   Но я не хожу в церковь.  

– А молитесь ? Так вот, если здесь «чертовщина» – молитесь ! Молитва здесь самое верное средство. И пойдите в храм, и поставьте свечи, закажите за Ирину молебен и сорокоуст. И делайте это регулярно. И себя, родного, не забудьте, потому что здесь всё взаимосвязано. И найдите хорошего батюшку, чтобы он помолился о вас. А иных средств от этой напасти я не знаю.   Ну а мы постараемся сделать то, что в наших силах.

 

После разговора с врачом Сергей пишет Ирине письмо.

 

«Ириночка, родная ! Прости меня за то, что произошло. Клянусь, я никак не желал этого. Но так случилось. Как видно, это связано с тем делом, о котором я тебе немного говорил. Я понял, что не вправе приближаться к тебе до тех пор, пока не развяжусь с ним. Иначе это лишь усугубит твои проблемы. С той женщиной, с которой ты видела меня на улице, у меня никогда ничего не было. Это моя коллега, с которой случился обморок на работе и я провожал её до автобуса. Клянусь, это было именно так ! Я желаю тебе самого лучшего. Ты достойна счастья ! Я же пока приношу лишь несчастье. Но я этого не хочу. Я молюсь за тебя, Иринушка. Помолись и ты обо мне, если хочешь мне помочь. И не поминай лихом. И пожалуйста, выброси брелок, который я тебе подарил. Похоже: он не от Бога. Прости, прости, прости !».

 

Ответа  не  последовало.

 

*       *      *

 

РАЗговор  с  АЛЕКСОМ  (ассистентом  МАГА)    

– (Сергей) Это – просто кошмар ! И ведь на ровном месте ! Оказывается, Ирина видела меня на улице с другой женщиной. А эта женщина – моя коллега, которой стало плохо на работе. Она упала в обморок и я провожал её до остановки. Она держала меня под руку. Но между нами никогда ничего не было. А у Ирины случилась истерика, нервный срыв и выкидыш. Она пыталась покончить с собой таблетками. Слава Богу, не получилось. Теперь она в больнице. Ну, почему, почему, почему всё так ?   Я думаю, это связано с твоим шефом.   Здесь – какая-то чертовщина !   Ведь он сделал ей приворот !

– Пожалуй, это больше похоже на роковую случайность.

–   Случайность – любимый инструмент неба.

–   Так, может быть, ему что-то не нравится ? – Алекс выразительно смотрит на Сергея.

– Может быть. Но что же делать ? Я разговаривал с врачом Ирины, он советует мне исчезнуть из её жизни. И, видимо, он прав. Второго такого удара она не переживёт. Она сойдёт с ума или погибнет !

–   Но она же любит вас, а вы её !

–   Да. Но эта любовь – «медвежья».

–   Почему «медвежья» ?

– Ну, это же ясно ! Это как с «медвежьими» услугами, которые оборачиваются во зло. Я не смогу быть счастлив, понимая, что своим «счастьем» убиваю любимого человека. Да и какое счастье может быть на чужом несчастии ?!   Я проиграл !

– Но, может быть, стоит попытать счастья с другой женщиной ?

– Это же значит вновь наступать на те же грабли !

– Это зависит от того, КАК на всё смотреть. Но в любом случае нам надо поговорить с шефом.

 

На следующий день Сергей встречается с магом в присутствии Алекса. Сергей подготовился к разговору и хотел взять быка за рога.   Но не тут-то было.

 

РАЗГОВОР  У  МАГА

 

– Я много думал над нашим экспериментом, – начинает Сергей, в упор глядя магу в глаза – и пришёл к выводу, что совершенно не верю в его успех. Поэтому я предлагаю по-джентельментски прекратить его вничью.

– Но я же предупреждал, что это невозможно. Здесь задействованы такие силы, которые не допускают произвола подопечных.

– Да, но я больше не хочу приносить несчастье во имя своего мифического «счастья». Из этого всё равно ничего не выйдет. Ведь сказано: на чужом несчастии счастья не бывает. А я вижу, что приношу несчастье ! Только не знаю – ПОЧЕМУ ?...

– У вас больная фантазия.

– Это не фантазия. Это – совесть.    

– Совесть – тоже фантазия. Надеюсь, вы помните, что поставили на кон свою жизнь ?

–   Помню.

–   А это значит, что вы можете выйти из пари только её ценой, понимаете ?

– Я думал об этом. Меня это теперь не смущает. Это будет меньшее из зол.   Мне больше незачем жить !

–   Ах, какой герой ! Прямо Христос ! Да вы просто трус ! Вы не умеете жить и не хотите учиться !   Это – дезертирство !

–   Дезертиры спасают свою жизнь, а я готов ею пожертвовать. Я больше не вижу в ней смысла.

–   Всё очень просто: жизнь коротка и надо прожить её так, чтобы было, что вспомнить.

–   Вспоминать можно по-разному – с улыбкой или скрипя зубами.

– Но разве может человек знать, КАК он будет вспоминать потом то или другое ? То, что сейчас выглядит трагедией, потом вспоминают с улыбкой. А над тем, что сейчас радует, потом могут плакать. Разве не так ? Не комплексуйте ! Я знаю, как сделать вас счастливым. Следуйте моим рекомендациям –   и будете счастливы.   Я обещаю !

–   И в чём ваши рекомендации ?..

–   Скажите: ЧТО, по-вашему, есть счастье ?

–   Ощущение себя гармоничной частью единого целого. Со-ЧАСТЬЕ. Подсказка – в самом слове.

– Отлично ! А теперь скажите: каким надо быть, чтобы стать гармоничной частью единого целого ?

–   Гармоничным, наверное.

– Верно ! Но чтобы стать гармоничной частью единого целого – надо быть таким же, как другие части этого целого.   Иначе гармония чисто технически невозможна, согласны ?

–  Да.   Но…

– Никаких «но» ! Ваше несчастье в том, что вы не такой, как все. И поэтому не можете придти в гармонию с миром.   Я не прав ?!   Будьте как все – и будете счастливы !   Вы согласны ?

–   Но тогда это не буду я !

– Выбирайте: или несчастный вы, какой есть, или счастливый, но более простой. Ведь всё гениальное просто, не правда ли ?

–   Может быть.

–   Не «может быть», а точно !   Вы слышали притчу про двух собак ?

–  Нет. Не слышал.

 

Маг довольно откидывается в кресле.

 

– Представьте себе обычную городскую свалку, – говорит он. – Столб. На столбе сидит ворона и смотрит по сторонам. И видит: бежит собака. Собака как собака, только бродячая. Бежит и причитает: «Ах, какая я несчастная ! Никому не нужная, никто меня не кормит, никто меня не любит. Жизнь собачья !» Нашла что-то, проглотила, побежала дальше. ...А ворона сидит и смотрит. И вот видит: бежит другая собака, тоже бездомная. Но на трёх лапах, одну поджимает. Но бежит и восклицает: «Ах, какое небо ! Ах, какое солнце ! Ах, какие запахи ! Куда хочу – туда бегу. Никому ничем не обязана ! Свобода !» Тоже что-то нашла, съела и побежала дальше. А ворона трясёт головой и кричит: «Ничего не понимаю ! Вот, две собаки – обе бездомные, голодные, никому ненужные. Но одна из них абсолютно несчастна, а другая, хоть и с подбитой лапой – а по уши счастлива !».

–   Да, хорошая притча, – говорит Сергей.

– Мораль сей басни такова: будьте проще, будьте легче, научитесь довольствоваться простыми земными радостями и не ищите на земле неземного. Радуйтесь здесь и сейчас. И никакого самоедства ! Ну что, попробуем ?

–   Нда... Быть может, для разнообразия стоит попробовать, – почесав затылок, неуверенно произносит Сергей.

–   Не стоит,   а следует !   –   возвышает голос маг.

– Только одно условие: вы снимаете приворот с Ирины и дальше – работаем без приворота.          Я справлюсь.

– Об Ирине не беспокойтесь. Даю вам две недели, чтобы подыскать себе новую пассию и справиться с ней самому. Алекс вам поможет. А не справитесь – пеняйте на себя. И мы на месяц продлеваем срок нашего контракта. Договорились ?

– Стоп – у меня есть идея ! А что, если для чистоты эксперимента взять ещё одну пару из обычных людей ? Контрольную. Я постараюсь следовать вашим рекомендациям. Но кто знает, что из этого получится.   Говорят: характер не лечится.

–   А что, мне нравится ваша мысль, – говорит Ферлюци, вставая. – Найдите себе новый предмет и контрольную пару. Встретимся через неделю. Ступайте. А вы, Алекс, останьтесь. Нам надо поговорить.

 

Сергей уходит,  маг продолжает разговор с Алексом

 

–   Как ваши дела, Алекс ?   Как ваша диссертация ?   Напомните мне её тему, –   говорит маг.

–   Она называется: «Реальность чуда в современном мире». Надеюсь в этом году её закончить.

–   А как вы думаете, счастье можно считать чудом в нашей жизни ?

–   Думаю, можно.   Правда, это зависит от того, ЧТО считать счастьем ?

–   Не будем летать в облаках. Счастье это то, что у людей принято считать земным «счастьем».

–   Всё зависит от восприятия.   Вы же только что рассказали мудрую притчу про двух собак.

– Совершенно верно ! В ней и есть ключ к счастью. И я попросил бы вас поактивней помочь нашему несчастному Фаусту.

–   Чем же я могу ему помочь ? –   недоумённо спрашивает Алекс

– Объясняю. Главное – надо научить его простым земным радостям. Он летает в облаках,   а там нет счастья. Всему виной – его склонность к поэзии и самоедству. Скажите, вы знаете хоть одного счастливого поэта ?   Это же сплошные меланхолики.

–   Но бывают же и светлые стихи. У того же Пушкина. «Мороз и солнце – день чудесный !...»

– А вы вспомните, чем он кончил ? Счастьем там и не пахло ! Он ведь сам искал смерти ! Ну да ладно. Я думаю, нашему Фаусту надо подогнать гейшу.

–   Но откуда я её возьму ?

–   Я знаю откуда.

– Боюсь, гейша тут не поможет. Он не так глуп, чтобы не разглядеть её игру. И уж на год ему её точно не хватит.

– Я имею ввиду профессиональную актрису. Они умеют входить в роль. Только нам нужна не слишком талантливая. Ему противопоказаны серьёзные увлечения.

–   А почему бы не попробовать присушить его самого ?

– Фокус в том, – маг иронически глядит на Алекса, – что на него приворот не действует. У него сильная защита.   Видимо, там, – он указывает взглядом вверх, – на него есть какие-то виды.

– А может, всё проще, – вновь встревает Алекс. – Я заметил, что необычные люди вообще плохо подаются гипнозу и прочим воздействиям.   А он – большой оригинал.

– Всё это так. Поэтому наша задача: помочь ему стать нормальным человеком. А значит – приучить его к простым радостям бытия.

–   К каким именно ?

– К самым обычным – вино, женщины, развлечения. И как можно меньше поэзии и отвлечённых материй.   Счастье, как часы: чем проще – тем надёжнее.

–   С вином у него, судя по всему, по-русски. С женщинами хуже. А с развлечениями... Как я понял, главное его увлечение это книги.

–   Вот это никуда не годится !   Книги уводят в другой мир, а его надо научить жить в этом.

–   Он – интроверт. И, наверное, в этом его беда.   Но КАК вывернуть его   наружу ?

– Я понимаю о чём вы говорите. Побольше вина, друг мой, и к вину – вот эти капельки, –   маг взбалтывает, смотрит на свет и даёт Алексу склянку с зеленоватой жидкостью. – Это поможет сделать его более управляемым.   Достаточно трёх капель.

 

 

Сергей с Алексом в машине по пути в театр (Алекс за рулём)

 

– (Алекс) Давайте определимся, Сергей: какого типа женщина вам нужна? И что вам от неё нужно? Любовница, друг, гейша или что-то другое ?

–   Видимо, и то, и другое, и третье вместе.

–   Тогда расставьте свои приоритеты.

–   Гейша, любовница, друг. Впрочем, я читал, что гейшам нельзя быть любовницами и настоящими друзьями.   Значит, любовница и друг.  

–   Хм, получается – любимая жена, – улыбается Алекс. – Хорошо, а какой тип женщин вам больше нравится ?

–   Пожалуй, восточный.   Но необязательно. Мне нравятся необыкновенные женщины.

–   В каком смысле необыкновенные ?

– Необыкновенные не столько внешне, сколько внутренне. Хотя я понял, что необыкновенные люди необыкновенны не только в хорошую сторону.

– О, это так ! Чем необыкновеннее человек, тем он непредсказуемей и тем с ним труднее. Вы же и сам такой.   Вот и подумайте: какое тут может быть счастье ?

– Но минус на минус даёт плюс. Да и неинтересны мне обычные женщины. Ну разве, когда очень надо. Жить, как все – мало что запомнится. Ведь запоминается лишь необычное. Экзистенциализм называется. Вот и получается: если…   Останови, останови, пожалуйста !!!   – вдруг просит Сергей.

 

Алекс резко останавливает машину.

–   В чём дело ? – Алекс недоумённо смотрит на Сергея.

–   Надо !   Подожди.   Я сейчас.

 

Сергей выскакивает из машины и бежит в храм, рядом с которым они остановились.                     Он заказывает сорокоуст, ставит свечи. Его внимание привлекает дивная икона Божьей Матери.     Он невольно останавливается перед ней. Его завораживают глаза и лик Богородицы. Он не в силах от него оторваться. И вдруг он видит, что на её лице проступила улыбка. Он встряхивает головой и ыноыь глядит на икону. Улыбка исчезла. Он снова всматривается в лик Богородицы – и снова видит улыбку. Она не лукавая, как у Джоконды, а материнская, любящая, святая. Он несколько раз отрывается и вновь вглядывается в божественный лик Девы Марии и вновь видит эту неземную улыбку. (Всё это происходит под знаменный распев Херувимской песни) Наконец, услышав через раскрытые двери храма отчаянные автосигналы с улицы, Сергей истово крестится и бежит к машине.

 

–   (Алекс)   Где ты пропадал ?   Что случилось ?   Ты что такой счастливый ?

–   С  ума  сойти !   ОНА  МНЕ  УЛЫБНУЛАСЬ !!!

–   Кто ?  

–   Дева Мария !

–   Блин !   Ну ты даёшь !   Подумай, что ты будешь с ней делать ?!

– Ничего ! Мне достаточно просто на неё смотреть.   Это – ЗНАК !   Понимаешь ?   Это... это… это !   А-а-а !.   – Сергей безнадёжно машет рукой.

–   Куда уж нам !   Нам бы хоть какую земную деву найти.

 

 

«Кастинг»  Сергея  и  Алекса  в  вестибюле  театра

 

–   Я думаю, мы правильно выбрали место встречи. Необыкновенные женщины любят театр. Так что, будьте бдительны и осторожны ! Они любят брыкаться, – говорит Алекс, оглядывая вестибюль театра.

–   Это мы проходили. –   отвечает Сергей, разглядывая фотографии на стенах.  

 

–   А вот !   Что ты скажешь об этой – в красном платье ? Только не пялься на неё, пожалуйста.

–   Ну что ?   Секси.   Видно, неглупа.   Но чем-то подавлена.

–   Да, аура мрачновата, –   замечает Алекс.

–   Ты что ?   Видишь ауру ?   А у меня она какая ?

–   У тебя она искрит и фонтанирует, но светлая.

–   А у шефа ?

–   Об этом говорить не будем.

–   Почему ?

–   По кочану ! Не задавай провокационных вопросов !

–   Ба ! Слушай, я хочу с тобой выпить. Тебе это не возбраняется инструкциями ?

–   Отнюдь.

–   Тогда идём в бар.

–   Но мы упустим эту девицу.

–   Ерунда !   У нас впереди весь антракт. И разъезд после спектакля.

– Но хорошие бабы не любят пьяных мужиков. А слабо, прямо сейчас подойти и познакомиться с этой Карменситой ? Красный цвет это цвет страсти, она ищет приключений. А тебе этого и надо. И смотри, как она прихорашивается и поправляет волосы. Она вышла на охоту. Она нас заметила. Давай, не робей, а то уведут.   Девочка бедовая !

–   Да, с цветом ты прав.   Но ты же сказал, что у неё аура мрачновата.

–   Ничего, для разминки сойдёт. К тому же аура меняется в зависимости от настроения человека. Может, у неё критические дни.   Смотри, смотри, она и стойку сделала !

–   Какую стойку ?

–   Ножки иксиком скрестила, видишь ?

–   Почему ты решил, что это «стойка» ?

–   Я изучал язык жестов.

–   Но надо же сообразить, что ей сказать.   Терпеть не могу банальностей.

– Ну вы же творческий человек. Один мой знакомый в таких случаях говорил: я вижу на вашем лице знак судьбы.   А там – по обстоятельствам...

– После таких слов надо жениться. – (идёт и подходит к девушке) – Извините, у вас необычное лицо.   Я хотел бы поговорить с вами. Но не здесь. Это возможно ?

–   В этой жизни возможно всё, –   с пафосом говорит она, окинув его оценивающим взглядом.

– Тогда оставьте мне свой телефон.   Пожалуйста.   Не бойтесь, я не буду надоедать.

Она диктует ему свой номер.

–   Я обязательно позвоню.   До скорой встречи !

 

–   (возвращается к Алексу) Вот её номер ! Ксенией звать. Ну, сделал дело – гуляй смело !   (идут в бар)

 

В  БАРЕ:

 

– А давай перейдём на ты, ведь мы, похоже, ровесники, – предлагает Сергей после первой рюмки. –   Извини, вопрос ниже пояса: ты сам-то хоть был счастлив ?

–   Был, но мало, –   усмехается Алекс.

– А что тебе нужно для счастья, если не секрет ?

– Да, наверное, та же любовь.

– И в чём проблема ?   Ведь ты с магом можешь влюбить в себя кого угодно.

– Да, но я не могу влюбить самого себя.

– А маг ?

– Я не хочу быть зомби. Извини !   Я всего лишь его ассситент, пока готовлю свою диссертацию.

– Хм, хм...   А я хочу ?  –   горячится Сергей. – Хочу, значит.  Да только вот счастья не получается !

– Да хреновый ты зомби ! В том и дело ! Шибко кручёный. А чем необычней человек, тем труднее поддаётся зомбированию. Да и вообще, знаешь ли, необычные люди не очень расположены к счастью. У них ведь и запросы – необычные !

– А ведь умную вещь сказал. Значит, плохо быть необычным ? Но всё же так интереснее. Говорят, лучше быть несчастным Сократом, чем счастливой свиньёй ?

– Чушь ! Подавляющее большинство людей предпочтёт самое простое и поросячье счастье – самому что ни на есть возвышенному несчастью.

– Так ведь на это самое поросячье счастье вы меня и зомбируете.

– Постой, разве счастливая любовь может быть поросячьей ? – удивляется Алекс.

– Любовь, как и люди, бывает разной.   И поросячьей тоже.   Элементарно !

– Но ты же ищешь необыкновенную женщину и, значит, необыкновенную любовь, так ? Только объясни толком, ЧТО такое для тебя необыкновенная женщина ?

Необыкновенная женщина ? ...Ну, это... которой не перестаёшь удивляться, в которой чувствуешь тайну и не можешь её разгадать. Хотя, может, она только для тебя одного необыкновенная. Но именно потому только с ней у тебя и возможна вечная любовь.   А, стало быть, и счастье.

– И у тебя были такие женщины ?

– Да. Но мало, – смеётся Сергей.

– И ты был с ними счастлив ?

– Да как-то не складывалось. Видно, тут есть секрет, который я так и не постиг. А надо бы !

– Блин !   Мы забыли про контрольную пару !

– Ну, делов ! Найти парня, у которого нет девушки, и девушку, у которой нет парня, проще простого.

– Согласен, но я тебе всё же советую присмотреть себе другую пассию. Сдаётся мне, эта мадам,   как говорила моя бабушка, не от Бога,   с фокусами.

–   С чего ты взял ? А маг, а приворот, а сама эта затея от Бога ?! Ты что – веришь в Бога ?

– Но это же обыкновенная история: веришь в Бога, а служишь дьяволу.

– Да ведь вера делом жива.   А значит, веришь в того, кому служишь.

– Всё не так просто... Чтоб ты знал, я – психолог и пишу диссертацию о феномене чуда. Потому и оказался у мага.  А чудеса он творит, ты же сам видел.

– Слушай, Алекс ! А давай, и ты попытаешь своего счастья. Ведь счастье это же чудо, как ты сам сказал. И, быть может, самое главное чудо в нашей жизни.   Ведь так ?   Или тебе на это нужна санкция шефа ?

– Какая санкция ? Это моя личная жизнь, – смеётся Алекс. – Теперь для полного счастья тебе осталось подписать на поиски счастья самого шефа ! Но он странный, и, думаю, у него это вряд ли получится.

– А что ! Создадим корпорацию – нет, слово противное – Фабрику Счастья...   Класс ! Отбоя не будет ! Ведь счастья желают все. Или даже не фабрику, а АКАДЕМИЮ счастья ! А что ?   Почему нет ? Звучит !

– Давай начнём с фабрики, а там видно будет.

–  Ну, –   за Фабрику Счастья !   (чокаются и выпивают)

 

 

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА СЕРГЕЯ С КСЕНИЕЙ

 

   Сергея мучат угрызения совести. Он немного опоздал и виновато подходит к девушке, которая стоит на условленном месте.

– Извините, я опоздал, – неуверенно говорит он. – Мы ведь с вами договаривались о встрече ?

–   Да ? –   спрашивает девушка, странно улыбаясь.  

–   Вы не помните ?

–   Может быть.

–   У вас было необыкновенное лицо и мне показалось, что вы знаете секрет счастья.

–   Но это же секрет, –   улыбается она.

–   Да. Но если его не открыть – он не принесёт счастья.

–   Вы ищете счастье ?

–   А вы нет ?

Девушка с интересом смотрит на Сергея.

К ним подходит Ксения.

–   О, я вижу, вы не теряете времени !   –   с сарказмом говорит она.

Сергей хлопает себя по лбу.   «Простите ! Бога Ради !   Я ошибся».

–   Бывает, – девушка разочаровано улыбается и отходит.

 

–   Это – анекдот ! Но со мной бывает. У меня кошмарная память на лица. Я запоминаю людей на вкус... –   говорит Сергей Ксении.

–   Как ?   Может, вы их едите ?

–   Конечно.   Причём   обожаю женщин. Особенно – таких, как вы.   – пытается шутить Сергей.

– А чем вы занимаетесь в свободное от поедания женщин время ?

– Да живу пока.

– Не может быть !   Мне тоже порой кажется, что я ещё живу. И давно живёте ?

– Да уж который век мотаю.

– Вы всегда такой зажатый ?   Вы не представляете, как с вами интересно !

–   Представляю... Просто когда меня берут за рога – я бодаюсь. Рефлекс.

–   Рога ещё заслужить надо !

– Ладно, отвечаю на поставленные следствием вопросы. По образованию я филолог, по душе – философ, по профессии – журналист. Болен манией понимания. 42 года. Дважды женат навылет. Судимостей пока нет.   Намерен ещё при этой жизни познать нечеловеческое счастье.   А вы ?

–   Так-так, по поводу мании поподробнее, пожалуйста.

– Рад стараться, гражданин следователь ! ...Ну, слушайте, нельзя же так ! Я сейчас такое скажу – мало не покажется.   Хотите ?..

–   Так всё запущено ?

– Дальше некуда. Понимаете, у меня растёт синяя борода. Незаметно, нет ? – таинственным шёпотом, оглядываясь, говорит Сергей. – Я брею её два раза в день. В настоящее время заложил душу дьяволу. Прохожу курс лечения чёрной магией.   Пью кровь дев и младенцев.

–   Боже, куда я попала !   Где тут полиция ?

– Не волнуйтесь.   Это – тест на чувство юмора.

– Ну и юмор же у вас !

– Уж извините.   А вы сами готовы ответить на свои вопросы ?

–   Не хочется.

–   Странно.   А мне показалось, что вы знаете секрет счастья. Я ошибся ?

Ксения молчит.

– Кажется, самое время куда-нибудь зайти, выпить и просто поговорить. Вот у меня есть приятель, он пишет докторскую диссертацию на тему «Феномен чуда в современном мире». Вот вы верите в возможность счастья в этом мире ?

–   С вами как-то не очень.

–   Давайте, зайдём в кафе. Всё-таки на одной планете живём – не чужие.

–   Извините, мне пора.   Провожать не надо, – она поворачивается и быстро уходит.

–   Вот стерва ! –   качает головой Сергей.

 

Однако вскоре Ксения получает от Сергея СМС:

 

Начальница жизни, посланница счастья,

Пусть Небо хранит от беды и ненастья !

Будь славной и странной, красивой и милой –

И Небо подарит улыбкой счастливой.

 

А потом Сергей зашёл в кафе, и, «плеснув огня», очертя голову, послал ещё одну СМСку:   «Я хочу целовать тебя всю !».

 

И получил ответ: «Это – хулиганство, но мило.   Можем встретиться».

 

 

РАЗГОВОР  СЕРГЕЯ  И  АЛЕКСА  В  КАФЕ  –  В  ПАРКЕ

 

– (Алекс) Хочешь, пролью бальзам на твою грешную душу ?

– (Сергей – с кавказским акцентом) Зачэм спрашиваешь, дарагой ?   Наливай, давай !

– Тебе страшно повезло, старик, что на меня вынесло. Я над этой химерой счастья ломаю голову всю свою сознательную жизнь.

– Ооо ! Ты не представляешь, как тебе повезло ! Я не меньше тебя ломал над ней свою бедную голову.  Да толку !   Ну, а ты счастлив ?

– Как тебе сказать... –   уклончиво   отвечает Алекс.

– Вот, видишь !   Значит, мы с тобой – два сапога пара.   Сапожники без сапог !

– Забавно. А я в одной книге нарыл. Представляешь, тысячу лет назад жил один шейх или шах, не важно. Абдурахманом звали. Пятьдесят лет правил, всех кругом победил. Жён, наложниц, золота, всего – немерено ! Все ему завидовали. Вопрос: как думаешь, сколько дней, месяцев или лет он был счастлив за 50 лет своего счастливого правления ? Он на этот счёт на своём мавзолее надпись повелел высечь. Сколько, как ты думаешь?

– Думаю, лет эдак пять или десять.

– МИМО !  ЧЕ-ТЫР-НАД-ЦАТЬ ! Но не лет, и не месяцев, а ДНЕЙ – за пятьдесят лет своего вроде бы счастливого правления !

– И чего ему не хватало ?

– Неизвестно. Может быть, слишком много было всего. А Гёте ? Он ещё в середине своей жизни – лет эдак в сорок – был признан гением и славой нации. Был редким баловнем судьбы. Ни в чём не нуждался. Женщины падали от одного его взгляда. Любая готова была бежать за ним на край света. А знаешь, сколько он был счастлив за свои 83 года – по его собственным подсчётам ?

– Не знаю. Но, судя по всему, – не много, –   говорит Сергей.

– В конце своей жизни он насчитал целых ЧЕТЫРЕ НЕДЕЛИ счастья.

– Ну и что ты хочешь этим сказать ?

 

– Всё не так просто. Поэтому уж если создавать фабрику счастья, то давай делать это по науке.    А это значит – надо по полочкам разложить, что нам для полного счастья надо ?  Согласен ?

– Валяй ! – соглашается Сергей. –   А может, нам с тобой соревнование устроить – кто больше откроет законов и секретов счастья ?

– Отличная мысль !

Бъют по рукам.

–   Но ты не ответил, что тебе надо для полного счастья, –   продолжает занудствовать Алекс.

– Ну, здесь без бутылки делать нечего ! Тут откровенность нужна, а она у мужиков без этой штуки не получается.

Сергей отходит к стойке и приносит коньяк.

– Я не враг бутылки. Но, кажется, ты слишком мало пьёшь, – говорит Алекс.

–  Чушь ! Я редко выпиваю больше килограмма... чистого алкоголя, – смеётся Сергей и читает стих :

 

Коль Фортуна не в жилу – хреново кино.

Сохранить душу живу – превыше всего.

Серо, тускло, уныло – но это пройдёт.

Звезданул Agua Vitu – и полный вперёд !

 

Алекс недовольно мотает головой; Сергей делает жест – продолжение следует :

 

Но зелье это – взрезанная жила.

Чуть проворонишь – разнесёт до тла.

И жизнь –   опять же не мила,

Когда не держишь удила.

 

– Вот-вот – за удила ! (выпивают)   И всё же ! – не унимается Алекс. – Не может быть, чтобы ты совсем не был счастлив ?

– Ну ясное дело.

– Тогда вспомни: КАК это было ?

– Но это же – заповедное. А ты, как на допросе... Везёт мне последнее время на следователей ! Ты бы ещё мне – лампу в лицо !

– Тааак ! Счастье заказывали ?! Значит будьте добры потрудиться ! Я тут кучу книг перерыл, чтобы тебе, дураку, помочь. А ты, как козёл упрямый – рогами в землю !

– Ну, во-первых, упрям не козёл, а осёл.   А во-вторых, у ослов рогов нет.

–   Ладно, пусть будет осёл, –   соглашается Алекс.

–   А ты сам ответишь на свои вопросы ?

– Конечно.

– Тогда ладно.

– Самое, самое !   Куда бы тебе больше всего хотелось вернуться.

– Самое, самое ? Хм... Только это совсем из другой оперы. Ну, слушай.

 

 

Зимняя сказка (под видеоряд)

 

Это было лет десять тому назад, – закурив сигарету, начинает рассказ Сергей. – Я был один в избушке в дюнах у моря. Всю ночь бушевала буря. Она ломала и выворачивала с корнями сосны, сотрясая моё ветхое жилище и грозя вломиться в окна или сорвать крышу. И так тяжело, так мрачно, так муторно было на душе, что я просто не знал, куда деться и как дожить до утра. И мысли самые чёрные одолели меня. И тоска, тоска смертная ! Будто случилось что-то непоправимое или вот-вот случится. Мне захотелось бежать домой. Но куда побежишь в глуши среди ночи в такую погоду ?!...  Я забылся сном лишь под самое утро.

А проснувшись, поразился необыкновенному свету – белому, мягкому, радостному ! Сквозь замёрзшее окно, искрясь, ярко сияло солнце. Я вышел из дома – и... о-бал-дел !!! – от солнца, тишины и ослепительного сияния свежего снега ! Зажмурясь и жадно вдыхая морозный с горчинкой воздух, я заслушался, как – «синь-синь-синь !» – тонким серебряным колокольчиком прозвенела синица. И глубокая, снежная тишина, дрогнув, сомкнулась вновь.

Стряхнув остатки сна, я пошёл к посёлку пополнить провизию. Идти было километра три. Дорога вся была выбелена свежим снегом, а сосны и кусты – все сплошь облеплены мохнатым, пушистым инеем. С моря дохнуло ветром – и с сосен, как в замедленном кино, повалил снежный дым, мерцая и взблёскивая в косых лучах солнца. Я поднял лицо и ощутил прохладные, щекотные касания, от которых хотелось смеяться. Я взглянул на дорогу – на ней не было ни следа. И я шёл по ней,     как первопроходец. А впереди, продираясь сквозь заснеженные лапы сосен, всходило солнце. И получалось – я шёл прямо к солнцу ! И, как в детстве, стало безумно хорошо и радостно на душе ! Под соснами на снегу темнели дымчато-голубые тени. А на солнце снег колол глаза множеством разноцветных искр – огнисто синих, красных, золотых, зелёных, оранжевых. Я остановился и, раскачиваясь из стороны в сторону, стал смотреть, как эти искры мгновенно вспыхивали, гасли и переливались по снегу. От этой завораживающей игры у меня поплыло в глазах. А в кустах подняли звонкий, озорной и радостный трезвон воробьи. И откуда-то вдруг так хорошо потянуло вкусным печным дымом !   О, какой славный и живой дух сквозил в нём !

Тут я взглянул на небо – и увидел вокруг солнца снежную радугу... Да, впервые в жизни зимнюю радугу ! Причём – двойную ! Я повалился спиной в сугроб – и растворился в этом сказочном великолепии. От счастья у меня ломило затылок. Должно быть, меня заклинило в безумной улыбке... ...А потом... Потом я, как пьяный, вернулся домой. И, упав в кровать, заснул в полном изнемождении...

...И, веришь ли, лучше этого утра я в своей жизни ничего не помню. А ведь, в сущности, ничего не произошло.   Но я был – безумно, нечеловечески счастлив !...

 

– (Алекс) Да, то, что ты рассказал – конечно, здорово ! И ты рассказал так, что я сам увидел всё своими глазами. ...Но ты же хотел счастья с женщиной. Неужели с женщинами у тебя ничего такого не было ?

 

К Сергею подходит кошка, он гладит её

 

– (Сергей) Вот, видишь: кошки, собаки, дети... и даже женщины – вроде бы меня любят. А счастья нет !   Что же мне надо, чтобы наконец стряслось счастье ?

– (Алекс) Ты чудак, но добрый. И они это чуют. А чего не хватает ? Вот с этим-то и надо как следует разобраться. ...Так на чём мы остановились ? Да ! Я спросил: неужели ты никогда не был счастлив с женщинами ? Ну хоть что-то из ряда вон у тебя с ними было ?

– ...Было. Но самое дурацкое, что это – из ряда вон – почему-то было как раз в том случае, когда мы даже и не прикоснулись друг к другу. Даже не поцеловались ни разу ! А ведь всё продолжалось около года. И окончилось предательством.  Клиника !

– Каак ? – хохочет Алекс. – Ничего не понимаю ! КЛИНИКА счастья ? Но мы же вроде бы о ФАБРИКЕ договаривались !

– Однако теперь твоя очередь, – ёрничая, тоном пройдохи-репортёра говорит Сергей. – Расскажите, пожалуйста, – где, когда, почему, с кем и как вы были счастливы ? (переходя на нормальный тон) В самом деле, интересно. Ну ладно, я – урод. Но у тебя-то, наверно, всё было как надо ?

– Разумеется, всё как положено. Любовь, шампанское, закаты... А потом... она встретила другого шеловека. А я решил стать волшебником.  Обыкновенная история.

– Ну а волшебником-то стал ?

– Учусь, как видишь.

– И в чём же, по-твоему, секрет счастья ?

– Это трудно объяснить. Это когда вдруг возникает какая-то резонирующая гармония. А вот почему она возникает, тут есть разные версии.   Самая простая: исполнение заветного желания.

– Погоди, погоди ! Но мои два случая никак не вписываются в эту версию.

– Но ты же у нас оригинал. Поэтому давай разберёмся: почему ты был счастлив в тех двух случаях ?   Как ты сам считаешь ?

– Ну, в первом случае была потрясающая – и, как ты говоришь, резонирующая – гармония с природой. И при этом игра контрастов: то хоть в петлю лезь – то хорошо безумно ! А в контрасте всё ощущается намного острей.

– И всё же, ЧТО именно тогда тебя прошибло ?

– Ну я же говорил – тишина ! чистота ! красота ! сияние снегов ! солнце ! искры на снегу ! снежная радуга ! И всё это – после кошмарной ночи. Когда хотелось бежать, очертя голову. Сильнейший контраст !

–  Согласен.

– Ну, а с этой глупой любовью ? Там ведь и счастья-то не было, а только его жажда и терзания.     Но ! – вскидывает палец Сергей. – При этом у меня вдруг как бы протёрлись глаза и обострились все чувства. Как никогда раньше. И я стал видеть всё другими глазами – как в первый раз. А это – здорово ! И самое главное: это не прошло даже после того, как всё рухнуло. Понимаешь, я стал другим человеком ! Видно, поэтому мне так дорого это и я благодарен этой вроде бы несчастной любви.  И вообще, счастье без причины – признак…  Чего ?

– Дурачины !

–   Нет, нет ! – смеётся Сергей, – Признак чистоты души !   В самом деле !   Чем тебе не секрет счастья ?

–  Отлично !   Один – ноль.   Но я могу сквитаться.

– Давай !

– Ты – интроверт, то есть человек, обращённый вовнутрь себя. И в этом – твоё несчастье. Потому что для счастья надо попасть в резонанс с окружающим миром. А ты, как улитка, прячешься в своей раковине.   Прячешься от счастья, понимаешь ?

– В этом что-то есть.   Надо подумать.   Один – один.

– Да что тут думать ?   Ты же потому и пьёшь, чтобы выбраться из своей раковины.

 

– Пожалуй, ты прав. Даже наверное, – задумчиво говорит Сергей. – Но, видишь ли, вчера, возвращаясь ночью домой, я на дороге нашёл книжицу. Евангелие называется. С чьими-то пометками. И в одном из помеченных мест я прочёл: Царствие Божие – ВНУТРИ нас.                       А ведь Царство Божие – наверное, и есть истинное счастье. И, быть может, самое высшее счастье.   И как тебе этот знак ?   Ведь это – знак !

– Какой знак ?

– Евангелие на дороге.

– Кто его знает. Может быть, и знак. А на счёт Царства Божьего... Может быть, это и высшее счастье,   но уж точно не от мира сего.

– Так ведь и я тоже не от мира сего.

 

– Ну да ладно, – закрывает тему Сергей. – А у тебя в чём была причина счастья ?

– Тут всё проще пареной репы. Пришло время любить. Оба мечтали, оба искали и – вот, встретились. И, пожалуй, мы не столько любили друг друга, сколько любили то, что друг про друга выдумали. Любили свою мечту.   А потом мираж рассеялся.   Обычная история.

– Пришло время любить ? А ведь и у меня, похоже, снова пришло это время. И, может, всё не так плохо, а ?   Ну, за время любить !   И чтоб оно не проходило !

– Ты и трезвенника уговоришь, – подымает бокал Алекс.

– Нет, постой !   А ты в самом деле считаешь, что в твоём случае не могло быть счастья ?

– Могло.   Если бы я был умнее. Давай !   Чтобы быть умнее ! (выпивают)

 

 

 

Мимо  их  столика  проходит  девушка  и  роняет  платок

 

Алекс окликает девушку, поднимает и подаёт ей платок.

–   Это – знак ! – восклицает Сергей.

–   Какой знак ? – удивляется девушка.

–   Не слушайте его, ему во всём мерещатся знаки, – почему-то смутившись, говорит Алекс.

–   Это у него просто ещё Третий Глаз не прорезался, –   парирует Сергей.

 

И просияет рожица,

И всё как надо сложится,

И счастье будет нежиться,

Как  Третий  Глаз  прорежется !

 

А на языке Неба это значит, что вам надо оставить свой номер телефона тому, кто поднял и вернул вам платок. Иначе счастья не будет ! Мужики раньше кидали перчатки, а женщины до сих пор – платки.

Девушка вопросительно смотрит на Алекса.   Тот протягивает ей свой мобильник и говорит:

–   Наберите, если не жалко.

Девушка, улыбаясь, набирает свой номер и возвращает телефон.

–   А как вас звать, красавица ? – интересуется Алекс.

–   Настя.

–   О, у вас счастливое имя ! – замечает Сергей. – Оно рифмуется со словом «счастье».

–   Я позвоню вам завтра, о`кей ? – спрашивает Алекс.

–   О`кей, –   отвечает Настя и уходит.

(Сергей) Смотри – белый голубь ! Он полетел вслед за ней ! А ты знаешь, что на языке символов значит белый голубь ?

–   Ну и что ? Символ мира ?

–   Это – попса.   А на языке древних символов – это символ Святого Духа !   А Святой Дух – Дух Счастья.

–   Это интересно, – с тихой улыбкой произносит Алекс, глядя вслед удаляющейся Насти.

 

–   (Сергей) Ну и как у неё с аурой ?   Обыкновенная она или нет ?

–   И да и нет.   Она – чистая.

–   В каком смысле ?

–   В самом хорошем.

– Ну и слава Богу ! Поздравляю !   Теперь мы с тобой   настоящие коллеги. Так оно веселее будет. А знаешь, у неё глаза ясные. Это очень хорошо. И светлые. Мне кажется: она необыкновенна.   И я тебе по-хорошему завидую.

– (Алекс) А ты помнишь: я просил тебя поискать другие варианты.   Ты искал ?

– Ооо !   Ты не знаешь, КАК она меня отшила !   Теперь я завёлся.   Это просто дело чести !

– Да ты разуй глаза.   Смотри: сколько вокруг красивых женщин !

–   (Сергей)   Ты думаешь, я слепой ?   Да я уже чуть не женился !

–   Ты шутишь ?   Опять ?

–   Разве этим шутят !   Причём, на дочери своего друга.

–   Серьёзно ?

–   Ты что !   Это была любовь с первого взгляда !   Вот, слушай.   Захожу я на днях в гости к другу. Он как раз приехал из Англии. И вижу – ЕЁ ! Мы не виделись несколько лет. И сразу друг на друга запали. Она с меня не сводила глаз. А потом подошла и села мне на колени. Тут пришли другие гости и разговор зашёл о политике. И мы с ней потихонечку улизнули в спальню и устроились на диване.   Ну и занялись… любимым её занятием.

–   Да ты что !

–   Да !   Чтением сказок, разумеется !

–   Сколько же ей лет ?

–   Да старуха ! Жубы уш повыпадали ! И нам стало так хорошо и весело, что стоявший на полке лебедь не выдержал – и полетел. И разбился вдребезги ! Он был стеклянным. О, Боже, как она рыдала ! – Сергей сокрушённо мотает головой. – И я понял, что мне ничего не остаётся, как только жениться на ней, либо пообещать все звёзды с неба. Я решил начать со второго. Теперь – это моя лебединая песнь !  Ведь она скоро вырастет…

–   Так сколько же ей лет ?

–   Да уже шесть стукнуло ! Совсем немножко осталось. Но ты бы видел – какая это беззубая красавица !!!   И эта беззубость делает её совершенно неотразимой ! И, знаешь, я захотел себе такую же.   Но свою !

– Ну ты даёшь ! – смеётся Алекс. – А впрочем, если что, я готов быть шафером на вашей свадьбе. Ну что ж, мне нравится твой настрой...

– «Ха ! А это мысль !» – вдруг восклицает Сергей и вскакивает на ноги. – Мне надо срочно сделать звонок другу.   Я сейчас !

 

Сергей отходит в сторону и звонит Ксении.

 

– Привет ! Слушай, я никак не придумаю повода, чтобы встретиться. Но, может быть, отсутствие повода – это и есть повод ?   Чтобы реабилитироваться. Как вы думаете ?

–   Ну конечно, лучше этого повода просто не бывает, – смеётся она.

 

Пока Сергей разговаривает по телефону, Алекс добавляет ему в бокал маговские капли.

 

*       *       *

 

 

 Сергей  возвращается,  ОНИ  замечают  подходящего  парня...

 

–  Взгляни-ка вон на того парня в светлой рубахе, – говорит Сергей. – Сдаётся мне, он как раз то, что мы ищем.

–  Это в очках ?

–  Ага.   Кажется, он светлый и уж точно ещё не нашёл счастья.

–  Приглашай, твоя затея, –   говорит Алекс.

Сергей отходит, возвращается с парнем и знакомит его с Алексом.

– Знакомьтесь. Это – Костя, а это Алекс. (оба кивают, показывая как им приятно) Такое дело Константин. Ты слыхал про Академию счастья ? Так вот, мы проводим эксперимент по реализации проектов счастья. Невероятно, но факт. И тебе предлагается принять участие в этом сказочном эксперименте. Ты как ?

–  А почему именно мне ?

–  А лицо у тебя хорошее.

–  Нормальное лицо, – смущается парень.

–  Ну так как ?

–  В принципе, наверное, можно, – мямлит он.

– Тогда скажи, что тебе для счастья нужно, а мы постараемся тебе помочь.   Причём бесплатно.

–  Не знаю... Ну, чтобы девушка хорошая была и мы бы с ней любили друг друга.

–  (Сергей) Значит, девушки у тебя нет.   А   есть на примете ?

–   На примете есть, только я ей не нравлюсь.

–  А ты пытался ?

–  Конечно, но она только носом водит.

–   А по жизни ты чем занимаешься ? – интересуется Сергей.

–   Учусь.

–   На кого ?

–   На врача.

–   А увлечения, хобби у тебя есть ?

–   Есть, я на гитаре играю, и пою.

–   Это очень хорошо.   Это может пригодиться.   А фотография этой девушки у тебя есть ?

–  Есть. А зачем ?

–  Мы умеем читать по лицам.   Покажи, пожалуйста.   Не бойся.   Мы же помочь тебе хотим.

 

Костик нехотя достаёт фото.   Сергей с Алексом с интересом разглядывают его.

–  (Сергей) Ты её любишь ?

–  Не знаю, но она мне нравится.

–  (Сергей Алексу) Что скажешь ?

–  (Алекс)   Что-то в ней есть. Можно попробовать.

–  (Костик) Только чтобы всё по-честному.   А то странно всё как-то.

–  (Сергей) Ещё бы !   Эх, мне бы кто в твоём возрасте подсказал бы, как сделать себя счастливым !   Но ты можешь отказаться.

–    А что от меня за вашу помощь требуется ?

– Откровенность, чтобы мы могли лучше тебе помочь. И доверие – то есть исполнение наших рекомендаций. Без этого ничего не получится. Подумай, способен ли ты на это ? И надо ли вообще тебе счастье ?

–   Походу, надо попробовать ? – наконец, решается Костик.

– Тогда расскажи немного о ней. Нам надо знать увлечения и вкусы твоей девушки, чтобы помочь найти тебе к ней подход.  

–  А девушкой потом не надо будет делиться ?   Я не пойму, в чём тут ваш интерес ?

–   (Сергей) Наш интерес – открыть секрет счастья и осчастливить несчастное человечество.   А девочек можно и так найти без проблем.

–   И вы что, открыли секрет счастья ?

–   Открыли.   Но не до конца.

–   И в чём же этот секрет, если не секрет ?

–   Исследование ещё не завершено. И потому рано говорить о результатах. Одно скажу: подсказка дана в самом слове «счастье» – СО-ЧАСТЬЕ. Русский язык – вещий язык. Счастье – это ощущение себя гармоничной частью единого целого. А соединяет всё – любовь. И потому без любви не бывает счастья – как без солнца не бывает радуги. Счастье – это радуга нашей жизни.

–   Что ж, похоже на правду.   Но вы сами нашли своё счастье ?

Сергей и Алекс переглядываются между собой.   Сергей смеётся.

–   Молодец ! Хороший вопрос. Зришь в корень ! – говорит Сергей. – Понимаешь, счастье – главный приз в этой жизни. И оно бывает разным. Скажу так, тут у нас пока с переменным успехом. Но кто ищет – тот найдёт.  Не так ли ?   Ну а ты был счастлив в своей жизни ?

–   Не знаю, – пожимает плечами Костик. – Наверное, в детстве. Там всё как-то проще было.

– Да, детство – золотая пора ! В общем, так, Константин. Если хочешь, оставь свой телефон.   Мы постараемся тебе помочь.

Костик оставляет свой номер телефона.  

 

 

ПЕРВОЕ  СВИДАНИЕ  АЛЕКСА  С  НАСТЕЙ  В  ПАРКЕ

–  Скажите, Настя, а часто у вас платки падают ? – зачем-то интересуется Алекс.

–  А они у меня дрессированные ! – взметнув на него взгляд, отвечает она.

 

–   «Ого, девочка с характером» – думает Алекс и говорит: «Знаете, я так и подумал».

–   А что ещё вы подумали ? – с вызовом спрашивает Настя.

–   А ещё я подумал, что всё-таки хорошо, что он упал, –  пытаясь выйти из глупого положения, улыбается Алекс.

–  Вы со всеми девушками так разговариваете ?

–  Да, честно скажу, я как-то давно не разговаривал с девушками, разучился.

–  Спросите ещё, почему я вам свой телефон оставила ?

–  А вот не спрошу.

–  Почему ?

–  Потому что знаю.

–  Интересно, интересно, что вы такое знаете ?

–   Ну конечно, из сугубо гуманных соображений. Ведь иначе нам не видать в жизни счастья.

Настя пристально смотрит на него.  

Рядом на газоне две собаки, интимно обнюхивают друг друга.

–   Смотрите, как всё просто, не то   что у людей, –   философски замечает Алекс.

Настя резко встаёт и уходит.   Алекс бежит за ней.

–   Извините, я сказал, не подумав.   Первое, что пришло в голову.   Извините !

 

Настя  продолжает  молча  идти.

 

–   Да, глупо, да, пошло !   Ну, одичал я без женщин.   Я так больше не буду, честное слово !   Вот Сергей, с которым вы меня видели в кафе, он сказал, что вы от Бога. За вами белый голубь полетел… Эх, вороне как-то Бог послал кусочек сыру… Вот видите, я совсем потерял голову ! Настя,   ну будьте же   умнее меня, у женщин это почему-то лучше получается.

–   Хорошо, но учтите: я не выношу пошлостей.   Я думаю, что ваш друг такого бы никогда не сказал.

– Да, он поэт, он философ. Наверное, ваш платок предназначался ему. Но так случилось, что поднял его я.   Хотите, я познакомлю вас с Сергеем ?

–   Мы с ним уже познакомились.

–   А что, если сейчас съездить к морю, на «закат, где дрожат паруса». Мне кажется, сегодня он будет великолепен.

–  У меня не так много времени.

–  Понятно.

–  Что понятно ?

– Когда говорят: нет времени – значит, нет желания. Ведь когда есть желание, время всегда находится.   Вы мне не доверяете.   И, может быть, так и надо.

–  Значит, вам доверять нельзя ?

– Ни в коем случае. Я превращаю девушек в мраморные статуи. Но сегодня я, так и быть, отпущу вас,   если вы согласитесь встретиться со мной ещё раз.

–  Да уж хотелось бы пожить ещё немножко, –  наконец улыбается Настя.

 

Во время разговора Алекс то и дело оглядывается по сторонам и «незаметно» делает кому-то нетерпеливые жесты.   Наконец, подбегает мальчик лет восьми и вручает Насте букет цветов.

 

–   Ты ничего не перепутал, мальчик ? –   удивляется Настя.

–   Неет, – мотает он головой. – Это вам от бабы Марины !

–   От какой бабы Марины ?   У меня никакой бабы Марины нет.

–   Наверное, ты хотел сказать: от Девы Марии, правда, мальчик ? – морщась от досады, говорит Алекс.  

–   Да, да, от Девы Марии !

Алекс «незаметно» даёт ему подзатыльник, монету и шипит: «Это тебе от бабы Марины

 

 

 

РАЗГОВОР  С  КОСТИКОМ

 

–   «Три вещи непостижимы для меня, – театрально говорит Сергей. – Путь орла в небе, путь змеи на скале и пути мужчины к сердцу женщины...». Царь Соломон. «Притчи». А ты говоришь – всё просто.

–   (Алекс) Ну, ещё бы ! Имея 700 жён и 300 наложниц – как тут постичь пути мужчины к женщине ?!   Ты только представь: 700 жён и 300 наложниц !   Ты думаешь, он их хоть в лицо-то помнил ?

–  Так ведь он это – о пути к сердцу, а не к телу женщины.

– (Алекс) Ладно, вернёмся к нашим… проблемам. Как психолог могу сказать тебе Константин: чтобы понравиться девушке в ситуации, когда обычные приёмы не действуют, надо её чем-то удивить, а ещё лучше – ошарашить. Но только так, чтобы ей это понравилось. В общем, надо придумать что-то оригинальное. У тебя есть идеи ?

–  (Костик)   Типа что-то вроде прикола ?

–  (Алекс) Можно и вроде прикола,   только приятного.

–  (Костик) Может быть, салют у её дома устроить ?

–  (Алекс) Салют это не оригинально. А оригинальный салют ты по деньгам не потянешь.

–  (Костик) Тогда, может, что-нибудь взорвать, а ?

Алекс, как кающаяся обезьяна, потешно бьёт себя руками по голове и воет: «Ууууу !».

–   Ну а шары у её дома развесить, или цветы положить ?

–   (Сергей) Это – банально !  

–  (Костик) Ну тогда я не знаю.

– (Сергей) Ха ! А если взорвать воздушный шар с конфетти в виде сердечек ? Шар можно подвесить у её дома. И взорвать, когда она будет выходить. Это не дорого, но более-менее оригинально, эффектно и по смыслу как раз бьёт.

–  (Алекс Костику)   Как тебе ?

–  Нормально ! А как его взорвать ?

–  (Сергей) Ты что, в детстве шарики не лопал ?

–  Да как-то не очень.

– Эх, несчастное у тебя было детство ! А прочем, у вас уже не было майских и ноябрьских демонстраций… Ну, из рогатки – неэстетично. Из воздушного пистолета – громко. А вот из трубки – самый раз.

–   (Костик) Из какой такой трубки ?

–   Из длинной. Духовое ружьё !   В детстве я стрелял из него, как Чингачгук Большой Змей.

 

 

Утро.  Аллея парка у дома Алёны.  Над аллей на фонаре  –  шар.  Рядом на дереве Костик.

 

(Костику неудобно на дереве, он ёрзает, роняет трубку, дерево подозрительно трясётся.

По аллее с тыла, незаметно для Костика, подходит матёрая дворничиха)

 

–  Эй ! Ты чего там ?   Тебе детей мастерить пора, а ты всё по деревьям лазишь !

–  (Костик)   Тише !   Я, может, для того сюда и залез.   Не обращайте внимания !

–  Как ? Так ты там с лахудрой ? Во акробаты, твою мать ! Вам что, на земле уже неинтересно ?         Ну, молодёжь ! Дожили !   А ну, слезайте, живо !

–  Мне и здесь хорошо.

–  Щас полицию позову !

–  Зовите.

 

В это время на аллее появляется пассия Костика, Алёна... Сергей, подстраховывая, идёт следом за ней и лопает шар из трубки. Разноцветные сердечки-конфетти осыпают девушку и аллею. Алёна сначала пугается, потом смеётся и идёт дальше. Дворничиха яростно свистит в свисток, орёт благим матом, зовёт полицию.

 

Сергей подходит к дворничихе и говорит, мило улыбаясь: «Не беспокойтесь. Это – террористический акт !   Разве вы не слышите, как тикает ещё одна бомба ?   Спасайтесь !»  

Костик спрыгивает с дерева и убегает.

–  (дворничиха)   Так и ты с ним ?

–  С кем ? Что вы ! Я из полиции безопасности. Вот моя визитка (достаёт купюру и засовывает ей в карман). Конспирация !   Тссс... (быстро уходит)

 

 

ВТОРАЯ  ВСТРЕЧА  СЕРГЕЯ  С  КСЕНИЕЙ

 

Парк. Фонтан. Скамейка. На скамейке сидит Ксения. Сергей подкрадывается к ней сзади, закрывает ей глаза и шепчет отчаянным шёпотом: «Не бойтесь ! Вы окружены. Всякое сопротивление – бессмысленно. Иначе я... стреляюсь».

Она встаёт, поворачивается к нему. Он держит палец у виска, как пистолет. Она берёт его руку и крутит его пальцем у его виска.

–   (Сергей) Постой, постой, а что это у тебя с глазами ?

–   Что, тушь смазалась ?

–   Да нет, блестят как-то странно. И зрачки расширены. Слушай, уж не влюбилась ли ты ?

–   Конечно, и отгадай: в кого ?

–   В себя, наверное...

–   Нет, в себя не интересно.

–   Тогда в кого-то из нас двоих ?   Ведь на земле больше никого не осталось.

–   Откуда вдруг такая проницательность, и даже юмор появился ?   Уж не влюбились ли вы ?

–   Нет.   Это я стих сочинил.   Про тебя.

–   И что за стих ?

–   Счас… (читает патетически и театрально жестикулирует)

 

Ты – мрак и свет !

Ты – да и нет.

Ты – плеть и сеть !

Ты – Жизнь и Смерть !

Ты – мёд и яд.

Ты – Рай и Ад !

Ну что ж, так было, есть и будет.

Любовь и грех вовек пребудет !

 

–   Неплохо, –   улыбается Ксения, внимательно разглядывая его.

–   (Сергей) Слушай, а как ты к счастью относишься ?

–   Положительно.   А вы что, хотите сделать мне предложение ?

–  Конечно !   Но для этого надо сыграть в одну игру.

–  В какую игру ?

–   «Сделай себя счастливым !».

–  Это как ?

– Очень просто. Давай, немножко поработаем золотыми рыбками. Каждый из нас поочереди должен загадать три желания, а другой должен постараться их исполнить. В пределах приличий, разумеется. Причём исполнитель вправе их корректировать. А последнее желание надо ещё и отгадать... Пожелатель должен объяснить его глазами и жестами. Но желать можно лишь то, что другой готов исполнить.   Иначе желание пропадает.

–   О, это опасная игра ! – смеётся она. –  Всё ясно, вы – пикапщик !

–   Кто-кто ?

–   Вы что, не слышали про пик-ап ?   Это – соблазнение как вид спорта.

–   Вообще-то я предпочитаю седан.

–   Какой седан ?

–   Седаун, плиииз !   –   он указывает на скамейку.  

–   (она)   А игру сами придумали ?

–   Не спалось...

–   Бедняжка ! Стихи замучили ?

–   Ага.   Пожалей меня, золотая рыбка !

–   А что тебе надобно, старче ?

– (Сергей, пародируя старика из сказки) Хочу... И чего ж это я хочу ? Вот склероз проклятый !... Ах да, чтобы ты показала, как хорошо ко мне относишься.

–   А если нехорошо ?

–   Значит – нехорошо...

–   Хотите, чтобы я поцеловала вас в лобик ? (целует его в лоб)

–   Ууу, жадина !   Как покойника.

–   Ну, в щёчку. (целует в его щёку)

–   Это – садизм !

– Надо же что-то оставить на потом. Куда вы торопитесь ?.. А я вот хочу, чтобы вы дали мне для начала… – мороженное.

– О, какая проза ! – разочарованно говорит Сергей. – Разве ты не знаешь, что от мороженного можно стать отмороженной ?

–  Зря нарываетесь, а то пожелаю перо жар-птицы.

Сергей жестом фокусника подаёт ей воображаемое перо.

–  Извольте, мадам ! Нет, позвольте я сам приколю вам его в волосы. (прикалывает ей перо в волосы, поворачивает её голову, любуется)   Ну вот, теперь вы ослепительны и неотразимы !

–   Ладно, огласите своё второе желание.

– Так... Я прошу, нет – умоляю: накажите меня за грехи мои – по всей строгости... своего великодушия. (смиренно скрещивает руки на груди и склоняет голову)

– Закройте глаза, несчастный. (она поднимает его лицо и целует в губы) Будьте проще, не переигрывайте.

Он обнимает и прижимает её к груди…  

И   день ГАСНЕТ И превращается в ночь...

–  (Сергей)   Вот, это   похоже на счастье...

–    (Ксения)   Прочтите что-нибудь ещё из своих стихов.

–    (он читает)                      

Ты  –  чудо, жизнь и вдохновенье !

Твой образ озаряет мой удел.

Мне остаётся  –  вечно  –  в изумленьи

Твердить глазами  –  Х Т Л !

 

–  И что такое Х Т Л ?

–  Это – сверхсекретное оружие, которое победит мир.   И тест на сообразительность.

–    (она) Ну, «Х» это, наверное, вы.   А что такое «Т» ?   Подсказку можно ?

–    «Т»   – это ты.

–    А «Л» ?   О, кажется, я поняла... – она вопросительно смотрит на него...

–  Ну, конечно !  –   он, улыбаясь, смотрит ей в глаза.

–  Мне ещё никто так не говорил.

– (Сергей) Я прочёл в твоих глазах приказ: отнести тебя на край света – в страну по имени Счастье ! (подхватывает её на руки, кружит, и ставит на землю)

–  Что, уже принёсли ?

–  Нет. Просто сначала надо вдохнуть в тебя дыхание новой жизни. Иначе ты задохнёшься от счастья (целует её).

Мимо проходит женщина.

–   (Сергей)   Вы не подскажете, где тут край света ?

–  Это, кладбище, что ли ?

–  Да причём тут кладбище ?! –  возмущается он. –  Вот люди !...

–  (Ксения) Давайте паломничество в страну счастья отложим на следующий раз. Мне пора, звоните ! (убегает)

–  Постой ! Ну пожалуйста !   Она меня дразнит.

 

 

РАЗГОВОР СЕРГЕЯ С АЛЕКСОМ В МАШИНЕ

 

–  (Алекс) Не понимаю, что ты на этой актрисуле зациклился ?   Ведь сколько раз тебе говорил: там ничего не выйдет.

– (Сергей) Погоди ! Я вот на днях Пушкина перечитывал. Какая прелесть ! Гениальная простота, блеск и мудрость ! Воистину, солнечный гений ! А в жизни почему-то был дурак дураком. Помнишь, в «Евгении Онегине» он изобразил Татьяну своим идеалом женщины – «Простите мне, я так люблю Татьяну милую мою !» – и при этом весьма пренебрежительно отзывался о пустой и ветреной её сестре Ольге. А потом взял да и женился не на Татьяне, а на такой же Ольге. И поплатился за это жизнью. И надо же ! – один в один сыграл своего Ленского ! Только после свадьбы. Ну, и где, скажи, был его блистательный и прозорливый гений ?!...

– Это говорит о том, что любовь слепа даже у гениев. А знаешь, почему в любви происходит затмение разума ? Наверное, мы так несовершенны, что, видя нас, какие мы есть, полюбить нас нельзя. А надо, хотя бы для лучшего продолжения рода. Ведь любовь – это высшая и волшебная сила, без которой совершенствование жизни немыслимо.

–  А может быть, наоборот, любовь видит то, что другие не видят – самое лучшее в человеке ?     То, что в нём есть, но пока ещё не раскрылось ?

–  Есть и такая версия.   Так ты решил пойти по пушкинским стопам ?

– Ну как тебе объяснить ? Мне кажется, ты предвзят к Ксении. Да, она не ангел. Но и я далеко не сахарный. И при этом в ней есть необыкновенность. Вот, звоню вчера – предлагаю встретиться. Она: ты что, я совсем больная ! Жутко простудилась: и кашляю, и пукаю, и писаю в трусы... (Сергей смеётся)   Кто ещё так скажет !  

–   Она бесстыдница !

–   Да.   Но, знаешь, некоторым это идёт.   Я кричу ей: я хочу это видеть !

–  (Она)   Это зрелище тебе не по карману.

–  Но зачем же всё на карман переводить ?

–  А на что ?

–  На сердце.

–  А что на сердце ?

–  Я хочу тебя видеть !

–  Так бы и сказал !   Но я сейчас некрасивая.

–  Глупая !   Ты не знаешь: ты некрасивая – красивей красивой.

–  Откуда ты знаешь ?   Ты меня такой не видел.

–  Но это же, как с ребёнком, когда он больной – нет ничего дороже !

–  Так я для тебя ребёнок ?

– Конечно. Шучу ! Просто я хотел бы прижать тебя к груди и передать тебе всю, всю, всю свою нежность.   И ничего больше !

–  Тогда приезжай скорей !

 

Приезжаю, изображаю врача, – продолжает Сергей. – Говорю: здравствуйте, больная ! На что жалуемся ? Давайте-ка я вас прослушаю. Ах, стетоскоп забыл !...   Ничего, я прослушаю вас губами. ...Так, так, таак... Ну-ка, ну-ка, ну-ка... С ума сойти ! Да у вас острая сенсуальная недостаточность.   Это – смертельно опасно !

–   Что, сексуальная недостаточность ?

– Ну вот, ты сама призналась... Ооо, я заразился. Что делать ? Я умираю ! Помогите !... Нас может спасти лишь немедленный укол счастья... … …

 

После укола лежим рядом, я спрашиваю: «Ну как ты теперь себя чувствуешь ?»

–   Очень хорошо, – говорит.

–   А меня ?...

–  Потрясающе ! Ты просто доктор Айболит.   Я это запомню.

И от души меня поцеловала.

–  Но это же клиника ! – возмущается Алекс.

–  Нет, это – любовь ! – возражает Сергей.

 

*     *     *

КОСТИК  С  АЛЁНОЙ  («случайная» встреча на улице у её дома)

 

–  (Костик) Привет !   Говорят, на тебя покушались.

–  (Алёна) Уж не ты ли это ?

–  У меня бы ты так просто не ушла.

–  А я и не ушла так просто.   Мне понравилось.

–  Тогда, может, устроить что-нибудь ещё ?

–  Устрой; может, что-то получится ! – Алёна, лукаво улыбаясь, смотрит на него.

 

– А хочешь я тебя на счастье протестирую ? – спрашивает Костик.   (Сергей с Алексом посоветовали ему протестировать Алёну на счастье)

–  Зачем ?

–  Неужели тебе не интересно узнать, насколько ты счастливо устроена ?

–  А ты сомневаешься ?

– Да нет, просто я на себе проверил, интересно было бы сравнить. Ведь ты хотела бы улететь в страну по имени Счастье ?

–   А нельзя ли сначала куда-нибудь поближе ?

–   Ну можно на концерт Сукачёва.

–   Почему Сукачёва ?   Он же старый.

–   Нет, он гений ! А гениальность, говорят, это вечная молодость. Ты слышала его песню «Ночь» ?

–   Нет не слышала.   И что там такого ?

–   Это – гениально !   Закрой глаза, я попробую напеть.

–   А почему надо закрывать глаза ?

–   Потому что такую вещь нужно петь только в темноте. Потому что он её поёт и плачет.

–   Хорошо, пой,   я закрою глаза.

 

Костик поёт «Ночь» Гарика Сукачёва.

 

–   (Алёна) Да, это сильно.   А ты хорошо поёшь.   Пожалуй, я хотела бы на него взглянуть.

–   (Костик) Тогда я возьму билеты.

 

–   А много вопросов в твоём тесте и откуда ты его взял ?

–   Вопросов всего десять. А взял ? Я познакомился с двумя классными мужиками, один из них философ и поэт, а другой психолог и пишет диссертацию по счастью. Вот он и дал мне этот тест.   Походу, он сам его и сочинил.   Давай, не трусь !

–   Я не трушу. Давай свой тест.

– Только отвечать надо честно, иначе ничего не получится. – Костик достаёт тест. – Первый вопрос: веришь ли ты для себя в возможность любви на всю жизнь ?   Варианты ответов: верю, не знаю, не верю.

–   Верю.

– Хорошо, второй вопрос. Легко ли ты прощаешь обиду, если у тебя просят прощения ? Варианты ответов: легко;   смотря какую обиду;   так просто прощать нельзя.

–   Смотря какую обиду.

– Ладно, вопрос третий: считаешь ли ты необходимым быть верной любимому человеку ?   Варианты ответов:   да;   да, если он сам верен;   не обязательно.

–   К этому надо стремиться…

 

*     *     *

 

 

При следующей встрече маг советует Сергею попытать счастья в казино: «Думаю, у вас получится. Новичкам везёт. Только не увлекайтесь !». Он предлагает пойти в казино бывшего друга Сергея Германа (но Сергей этого не знает). Сергей и Алекс выигрывают. Алекс вовремя останавливает Сергея и они уходят с хорошим выигрышем.

 

*     *     *

 

АЛЕКС  С  НАСТЕЙ   У  РЕКИ  В  ЗАПОВЕДНИКЕ

 

Алекс с Настей   –   в райском месте – в заповеднике на высоком берегу быстрой реки.

–  (Алекс) Сергей, с которым ты меня видела в кафе, всё тащит меня на природу. Он называет это природотерапией, и в этом, в самом деле, есть нечто целебное.

–    Да, я заметила: он светлый человек.

– (Алекс) А ты знаешь, чем замечательно это место ?

– (Настя)   Красиво, тихо, никого.

– Тихо ? Не то слово ! Прислушайся... Как тысячу лет назад. Только шум листвы, ветра, журчание воды, пенье птиц – и всё !   И никакого шума машин и вообще звуков цивилизации.

–  Вы не любите цивилизацию ?

–  Не то чтобы не люблю, надоела.

–    А что не надоело ?

–    Да вот природа.

–    Это, наверное, потому, что вы её редко видите.

–    Возможно. Но природа в отличие от города живая.   И мудрая.

–    А разве город глуп и мёртв ?

– Город это синтетика и демографическая дыра. Ведь смертность в городах обычно выше рождаемости.   Причём, чем больше город – тем больше это демографическая дыра.

–  Но ведь города растут.

–  Да, растут. Но только за счёт притока не городского населения и иммигрантов. (спохватывается)   И стоило же ехать на природу, чтобы говорить о городе ? ...Ого, кукушка ! (усмехается) Знаешь анекдот ? Идёт мужик по лесу, присел отдохнуть, слышит: кукушка. Спрашивает: кукушка, кукушка, сколько мне жить ?   Кукушка: ку...   –   Он: а почему так ма... ?  

Настя задумчиво глядит, как на излучине бежит, шумит и играет быстрая река.

 

–   А ну, скажи, кукушка, сколько мне жить ? – спрашивает Алекс. (кукушка молчит)   –  Ах ты какая !   Настя, а попробуй-ка ты.   Может, у тебя лучше получится ?

–  Кукушка, кукушка, сколько ?...

–  Чего «сколько» ?

–  Чего надо, того и сколько, – улыбнувшись, отвечает Настя. (кукушка кукует много раз)

–  Вот завелась, это чего же она тебе столько накуковала ?

– Потом скажу.   А вы в самом деле чудеса изучаете ?

– Стараюсь.

– И какое самое большое чудо на земле ?

– Да вот, ты, к примеру, – улыбается Алекс. – Ведь самое большое чудо на земле – человек. Сколько всего понапридумал !   Но иногда бывает лучше, когда его нет.   Как сейчас, правда ?

–    Вы и людей не любите ?

–  Я нормально отношусь к людям, только не всегда с ними гармонирую. «О люди ! Все похожи вы на прародительницу Еву. Запретный плод вам подавай.   Без этого вам рай не рай !»

– Слышите: соловей ! – говорит Настя, прислушиваясь. – Папа как-то рассказывал мне притчу про одного монаха. Этот монах хотел постичь тайну вечности, и это ему никак не удавалось. И он просил Бога, чтобы Тот ему помог. И вот, однажды он шёл по лесу и вдруг услышал, как дивно запела какая-то птица. Он остановился и заслушался её райским пением... А потом вдруг услышал монастырский колокол, зовущий на службу, и пошёл назад в свой монастырь. Приходит – и никого не узнаёт. И его тоже не узнают и спрашивают: ты кто такой и откуда ? А он говорит: да я брат такой-то из этого монастыря. А ему говорят: ты что ! брат такой-то жил здесь триста лет назад. И тогда он понял, что, слушая райскую птицу, познал вечность. И лёг, и умер.

–  Очень весёленькая притча !   И ты тоже хочешь познать вечность ?

–  А что, боитесь ?

–  А ты сама не монашка, часом ?

–  Нет, это папа у нас в духовной семинарии работает.

–  А ты в монастырь не собираешься ?

–  Рано пока, – вновь сверкнув глазами, говорит Настя. – А зря вы в Бога не верите.

– Я этого не говорил, – не сразу ответил Алекс. – Понимаешь, я без пяти минут доктор наук и не привык ничему верить слепо, только потому, что кто-то что-то когда-то сказал или где-то это написано.  А научных доказательств существования Бога не существует.

–  А этот соловей...   Кто научил его так петь ?

–  Никто не научил.   У него, извините, брачный период и своим пением он привлекает самку.

–  Ну и что ? –   говорит Настя. – А вороны каркают, и ничего – размножаются.

– Таак !   Это я ворона ? – Алекс смотрит на Настю шутливо испепеляющим взглядом.

–   Но вы же сами сказали: «Вороне как-то Бог…» – Настя смеётся.

–   Кар ! Кар ! Каррр ! – потешно кричит Алекс и, машет руками, как крыльями.

 

 

КОСТИК  И  АЛЁНА  ПОСЛЕ  ТЕСТА

 

–  (Костик)   Ну что ж, совсем неплохо. Даже лучше, чем у меня.

 

–   Костик !   –   улыбается Алёна, –   кажется, ты хочешь назначить мне новое свидание.

–   Да, конечно, и как можно скорей ! – Костик смотрит на неё, пытаясь что-то сказать глазами. – Алёночка, а можно я тебя поцелую ?

–   Попробуй, –   смеётся она.   (целуются).

 

*     *     *

 

Маг передаёт Сергею лотерейный билет. Билет оказывается счастливым.   Приз – недельный круиз для двоих на роскошном корабле по Средиземному морю…

 

 

СЕРГЕй  и  ксения  на  пароходе

 

«Медовая неделя».   Всё хорошо... Ночью Сергей вдруг спрашивает у Ксении:

–    Слушай, а вот это – сейчас – это счастье ?

–    Дуремар !   – целует она его. – Тебе что, справку выдать, что ты прошёл полный курс счастья ?

–    Ну да.   С гербовой печатью.

–    Зайдите завтра и не забудьте гербовую печать.

–    Гербовая печать – это запросто. (целует её в лоб)

–    Нет, это не гербовая печать.

Сергей целует её в нос.

–  Издеваешься !   – она порывисто обнимает его и крепко целует. –   Вот гербовая печать !

–  (Сергей) А айда купаться !   Смотри, какие обалденные звёзды !   Пойдём познакомимся.

 

Они выходят на палубу к бассейну. Любуются на небо, всё усыпанное яркими звёздами.

 

– Ха ! Мысль пришла: а что, если наше личное счастье – что-то вроде этого бассейна ? А кругом – ОКЕАН. А над океаном – КОСМОС ! Ты посмотри сколько звёзд высыпало. Я никогда их столько не видел !   –  И, глядя в небо, Сергей восхищённо произносит:

 

Разверзлась бездна звёзд полна:

Звездам числа нет, бездне  –  дна !

 

–  Каково ! Ай да Михайло ! – восклицает он. –  Ведь, также как мы с тобой сейчас, смотрел на эти звёздные россыпи. И звездануло !   А посмотри, как они играют ! Может, у них там свадьба, а ? И вот Млечный Путь – Звёздная Дорога ! И каждая из этих звёзд – ­ как наше Солнце !   А может быть, и больше.   Представляешь ?

–    Ау ! Ты здесь или там, в океане и в космосе ?   Мяу !   (обнимает и ласкается к нему)

–  Нет, ты посмотри сколько их !   И какие яркие ! Ты когда-нибудь вечный двигатель видала ?

–  Это как это ?   Ведь он невозможен.

–  Врут !   Смотри – вот он !   – показывает на звёздное небо. – Я и песню о нём сочинил.

–  Спой, Серёжа, мне нравятся твои стихи.

 

Сергей прокашливается, вскидывает голову и начинает петь негромко, но с чувством :

 

Высоко в небесном храме –

Не дотянешься глазами.

Вечный двигатель – над нами

Стынет в диких скоростях.

Разве выразишь словами,

Что царит НАД небесами,

То, что блещет нам ночами,

Дышит в безднах и огнях ?!

 

То, чего, казалось, нет –

Каждый знает много лет –

Рассекреченный секрет –

Космос вечный !   –   Веришь, нет ?...

 

(Музыкальный УЛЁТ в паузе... –   ...вроде рондо в Лунной сонате...)

 

А земля кружит степенно.

До чего же хороша !

220 вёрст – мгновенно !

Поспешает неспеша.

 

Пролетает вдохновенно,

Посреди всея Вселенной –

Шар земной и Дух нетленный –

Вечный двигатель   –   ДУША.

 

То, чего, казалось, нет –

Каждый знает много лет –

Рассекреченный секрет –

Дух наш вечный !   –   Веришь, нет ?...

 

То, чего, казалось, нет –

Каждый знает много лет –

Рассекреченный секрет –

Космос это !   –   Веришь, нет ?...

 

 

–  Классно ! Только я не поняла. С космосом, ладно. Это в самом деле вечный двигатель и при ясной погоде мы можем видеть его каждую ночь. Но душа ? Почему ты решил, что и она вечная ?

–  «Душа скорбит по небесам. / Она не здешних нив жилица» – поёт Сергей из Есенина. Душа – это тоже космос.   Только внутри нас.

–  Ты уверен ?

– Ещё бы ! Неужели ты никогда не чувствовала внутри себя такое, от чего дух захватывает ? Не чувствовала в себе нечто выше себя ? Выше своего тела ? Вот эта песня, мои стихи, вдохновение – они откуда ? И подсказка опять в самом слове – вдохновение… Откуда оно ? Отгадай с трёх раз. А сама жизнь ? Наша умница наука, несмотря на все свои достижения, так и не может получить её искусственным путём – мёртвое превратить в живое.

–  Какой ты умный. Можно, я рядом постою ? – шутит Ксения и кладёт ему голову на плечо.

–  А ты когда-нибудь думала:   зачем мы вообще на этой земле ?   Зачем мы эту землю топчем ?   ЗАЧЕМ  ЭТО  ВСЁ ?

–  Чтобы жить и радоваться.   И поменьше думать,   особенно когда хорошо.

–  И всё ?

– И любить друг друга. Ты что, в детстве не отпочемучился ? (целует) А давай, искупаемся без всего.

–  Ты бесподобная хулиганка ! – смеётся Сергей и говорит, оглядываясь. – Я хочу сделать тебя счастливой.

–  Прямо здесь ? – смеётся она. –   Я за !   Так мне никто не говорил...

 

 

АЛЕКС И НАСТЯ У РЕКИ В ЗАПОВЕДНИКЕ  (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

 

– (Настя) Говорят, что только в тишине можно услышать небо.

– (Алекс) Небо ? Это значит Бога ?   А ты когда-нибудь Его слышала ?

– Я читала.

– Читать и слышать – разные вещи.   А сейчас ты Его слышишь ?

– Для этого надо быть одной.

– Наверное, ты читаешь духовные книги ?

– Я разные читаю.

– Может, ты и   Библию читала ?

– Читала.

– И Ветхий завет ?

– И Ветхий завет.

– Значит, в душе ты всё же монашка.

– Может быть.   Хотя для того, чтобы читать Библию совсем не обязательно быть монахом.

J Тогда давай молиться.

– Нет, давайте просто помолчим.   Это почти одно и то же.   Может быть, что-то услышим.

 

Какое-то время они молчат, вслушиваясь в тишину и созерцая природу.

 

– В прошлом году я была в театральном лагере, – прерывает молчание Настя. – Так там у нас был целый день молчания, без единого слова.   Это было здорово !

– Представляю. Ведь в театральном лагере, как в монастыре.   Всё так строго.

– Конечно, –   улыбается Настя. – А послушайте, о чём поёт река ?

 

Они смотрят и слушают, как быстро бежит, бурлит и поёт река, поворачивая на излучине. ...

 

– (Алекс) Ну и что она говорит ?

–  Кто ? Река ?

–  Да. Ведь она что-то лопочет. Слышишь, и камешки по дну бегут и стучат ?...

–  (Настя) Это она смеётся, она счастлива.   Она говорит, что всё будет хорошо.

– Хотелось бы, – Алекс серьёзно смотрит ей в глаза. – Я понял: природа здесь излучает счастье, потому что она гармонична. И вот ты… И это – ещё один закон ! Ты знаешь, мы с Серёгой,             с которым были тогда в кафе, заключили пари:   кто больше откроет законов и секретов счастья.

–  И кто победил ?

–  Пока никто.   Идём ноздря в ноздрю, но я его обставлю.

Настя смотрит на него с джокондовской улыбкой...

 

(Алекс тестирует Настю на способность к любви и счастью)

–  Это ж надо, до чего же ты способная ! Или кокетливая ? А впрочем, одно другому не помеха...

 

Настя угадывает его вопросы и мысли –  ясновиденье любви.

 

Они ночуют в машине, которая якобы сломалась.

–  (Настя) Хорошо, я лягу рядом с вами, но только если вы не будете приставать.

–  (Алекс) И не надейся !   –   грозно говорит Алекс.   Настя смеётся.

 

Алекс рассказывает Насте о самом необыкновенном в своей жизни – о своих ощущениях в горах, на вершине...   «Ты понимаешь, что такое видеть, как под тобой плывут облака. А в разрывах их виднеются склоны гор, реки, леса, луга, дома, стада, крохотные люди. Смотришь и чувствуешь себя Богом.   Незабываемое впечатление !»

–  И вы там были счастливы ? – спрашивает его Настя.

– О, это трудный вопрос. Смотря, как понимать счастье. А в том, КАК человек понимает счастье, выражается вся его суть. Скажи, что тебе нужно для счастья – и я скажу, кто ты. Одним прежде всего нужна слава, другим богатство, третьим любовь. Конечно, в идеале хорошо бы и то, и другое, и третье.   Но что-то надо ставить во главу угла.

– И что же ставите во главу угла вы ?

– Сергей убедил меня, что важнее всего любовь. И мы решили основать Фабрику Счастья. Присоединяйся !

– И вам удалось сделать счастливым хоть одного человека ?

– Мудрые люди советуют всё начинать с себя.

– Не знаю, папа говорит, что счастье даётся лишь рикошетом. Хочешь быть счастлив сам –   сделай счастливым другого.

– Хм... Интересный у тебя папа.   И, пожалуй, он прав.

– Значит, вы не были счастливы ?..

– Ну почему же ? ...Счастье порой бывает странным и даже мало имеющим отношение к тебе самому. Вот, например, как когда наши выиграли у канадцев. Какой был восторг ! Я вообще-то никогда не был фанатом и болельщиком. Ну, разве что в детстве. Но, оказавшись в ту ночь на улице, я попал в волну всеобщего ликования. И меня понесло, как щепку. Победно сигналили проносящиеся машины. В небо со всех сторон взлетали и взрывались огненными брызгами ракеты. Незнакомые люди на улице поздравляли и обнимали друг друга. Угощали вином и водкой. Орали «Слава России!» и размахивали флагами.   Кажется, это действительно было счастье !   Или же массовое помешательство.

– Я тоже что-то такое помню, – сказала Настя. – Это, когда в День Победы мы ходили к памятнику освободителям. Там тоже творилось Бог весть что. Люди пели, обнимались, братались. Особенно, когда начался салют ! – и, помолчав, добавила. – А мама говорит, что самое надёжное счастье – тихое, которого даже не замечаешь.

–  Что ж, в этом есть своя логика. – задумчиво произнёс Алекс. – Ведь сильные ощущения не могут длиться долго, или, во всяком случае, восприниматься остро. Психика не выдерживает. Сергей на днях прочёл мне один свой маленький рассказ. Он показался мне интересным и я у него его взял. (Он достаёт из сумки листок) Вот послушай.        

 

БОЖЬИ  СЛЁЗКИ

(рождественская быль)

Это было под Рождество. Зима, снег, сугробы. Ясный месяц. Первые звёзды. Скрип снега под ногой. Я возвращался домой. Спешить было некуда и я свернул к соснам на берегу канала. Это были необыкновенные сосны – коренастые, раскидистые, с длинными густыми иглами. Я остановился и закурил, вслушаясь как славно шумит ветер, расчёсываясь ветер в сосновых иглах.    А в полынье канала плескаются утки. «И как им не холодно ?», – думаю я, ёжась в тёплой куртке. А за каналом светится каток и долетает музыка, стук клюшек, смех, крики. «Полынья... Слово-то какое ! Как бы не расплескать...» 

Рождество ! У Гоголя в эту пору сплошь чудеса творились. А тут... И тут я понял, что в жизни не хватает чуда. И даже не чуда, а чего-то по-настоящему хорошего, сказочного. «И какой дурак сказал, что сказки нужны только детям ?! Ведь счастье, к которому мы все стремимся – это и есть главное чудо и сказка жизни ! ...Ха, а это мысль !» – решаю я и лезу в карман за блокнотом и ручкой, чтобы пришпилить её, пока не улетела.

Но вдруг услышал лёгкий вскрик и звук падения. Девушка в шубке, смеясь и отряхиваясь, поднимается на ноги.  Проходя мимо, она лихо подфутболивает что-то на тропинке.

– Это я буяню. – говорит она.

– Ничего, бывает. – отвечаю я.

– Это пройдёт.

– Конечно. Всё к лучшему.

– Спасибо !

– Не за что.

– Есть за что. За доброе слово. – И она бежит дальше.

 

А с той стороны, откуда она явилась, приближается говор, шаги, скрип полозьев. Это был санный поезд. Ну, поезд, – это я громко сказал. Санки были в единственном числе и замыкали процессию из четырёх человек, двое из которых, малыши, сидели на санках. Впереди идёт молодая женщина и, оборачиваясь, щебечет сбивающимся от быстрой ходьбы голосом:

– Ты не представляешь, какой сегодня, Светик, чудный стишок выучила – как раз на Рождество. Светланчик, прочти папе.   Да остановись же, послушай ! 

Скрип шагов стихает невдалеке и Светланчик не заставил себя долго ждать. 


Тонкий месяц, снег идёт,

Купола с крестами.

Так и кажется – вот-вот

Понесутся сани.

Ждёшь и веришь в волшебство,

Кажется всё новым.

Так бывает в Рождество –

С Рождеством Христовым !

Звонко, без запинки, поёт детский голос.

 

– Хороший стишок. Молодец, Светик ! Всё так и есть: месяц, снег, санки. Придём домой, будет тебе подарок.

–   Ой, правда, пап ? А что, что за подарок ? – встрепенулся Светик.

–   Потерпи, увидишь.

–   Но ты только одно словечко: это кукла, да ? Которую я тебя просила ? В красном платье ? Ой, спасибо, спасибо папочка ! – она захлопала в ладоши и поезд покатил, проезжая мимо.

– А Павлик после вчерашнего весь день тихий, как мышка. Ну прямо ангел ! Спросил только: почему это, если кого обидишь, то и самому плохо делается ? – воркует женский голос.

–   Не горюй, философ, – говорит отец. – Будет и тебе подарок.

– Папа, папа, а правда, что звёздочки это неупавшие снежинки? – спрашивает вдруг Светик.
– Лиза-подлиза ! – буркнул брат и ткнул сестру в спину. – И никакие это не снежинки, а божьи слёзки. Думаешь, ему не обидно на ябеду такую глядеть ? 

–   А с горки кубарем лететь, думаешь, не обидно ?

–   Ладно вам ! – засмеялась мать. – Рождество ведь, мириться надо !  

–   А луна, а луна что такое ? – не унимается Светик.

 

Но я так и не узнал, что такое луна, так как мимо меня пронёсся огромный пёс и закружил, запрыгал вокруг санок, бешено мотая хвостом и взлаивая от восторга.

 

– Фу, обслюнявил всю ! И морда вся в сосульках ! – визжитл Светик.

 

«ВОТ ОНО – СЧАСТЬЕ !» – хотел было крикнуть я им вдогонку.

Но прикусил язык. Чтобы не сглазить...

 

«Чрез деток душа лечится,   –   писал Достоевский. – В детях три четверти счастья,   а в остальном едва ли одна четверть».

*       *         *

 

–   Ну как тебе ? – спрашивает Алекс, приобняв Настю.

–   Ваш Сергей талантливый и добрый человек, но почему-то несчастливый. – тихо говорит она.

–   Я думаю, что как раз потому, что очень уж талантливый. – ворчит Алекс, крепче прижимая её к себе.

 

 

КОСТИК  и  АЛЁНА  идут  на  концерт :

вокруг  них  –   ПРИКОЛ  «НУМИБИЙСКОЙ  КОННИЦЫ» !!!

 

Несколько юношей и девушек в чёрных трико с чёрными чулками на лицах с торжественно поднятыми белыми пластмассовыми палками в руках и с поднятыми с небу лицами, изображая всадников на конях, отрешённо и лунатически кружат вокруг Костика и Алёны, периодически и синхронно поворачиваясь вокруг своей оси. В замедленном темпе – под полонез Огинского. Потом цепочкой, размахивая палками, как саблями, они устремляются в сторону, противоположную движению Костика и Алёны.

–   (Алёна) Это было прикольно ! Молодец, Костян ! Ты растёшь в моих глазах. Хочешь меня поцеловать ?...

–   Но мне бы хотелось, чтобы ты сама поцеловала меня.

Алёна, улыбаясь, целует Костика.  

 

 

АЛЕКС  С  НАСТЕЙ  В  ЗАПОВЕДНИКЕ:  ПРОДОЛЖЕНИЕ

 

 

Ночью Алекс шутит, что загадал: если Настя замерзнет – то не будет ему в жизни счастья.    

Он чувствует её чистоту и не трогает её.   И ещё его смущает, что Настя читает его мысли...

 

–   А почему бы нам не развести костёр ? –   говорит она.

– (Алекс) Ты просто читаешь мои мысли !   А это значит... это значит... Это очень хороший знак !

– Какой знак ?

– Я где-то читал, что, только в одном состоянии, человек может читать мысли другого.   Тебе это удаётся.   Мне это нравится.

– Глупости !   Но разве это плохо ?

– Нет, это замечательно !

– Замечательно – это когда оба читают мысли друг друга.

– Наверное, дело в том, что мысли читаются сердцем, а я слишком привык работать головой.         Да и вообще женщины более проницательны от природы.

–  А мне уже не холодно, – смеётся Настя.

–  А вот я скоро замёрзну.   Что делать ?

–  Разожгите костёр. Поприседайте или поотжимайтесь. Вам не повезло: я не современная.

–  Наоборот !   Современных пруд пруди. Ты уникум, антиквариат, уникальная редкость. Я не думал, что такие ещё есть.

–  Скажите ещё реликт и археологическая находка.

–  Это ты в отца такая религиозная ?

–   J Не-е-ет, в бабу Марину ! А зачем вы тогда к цветам Деву Марию приплели ?

– Да Сергей перед этим рассказал, как она ему улыбнулась в храме.

– Кто, Дева Мария ?

– Ну да ! Я никогда ещё не видел его таким счастливым. Странный человек. Вот ты бы согласилась за год счастья отдать всю остальную жизнь ?

– Так можно делать, если думать только о себе.

– Верно !   И откуда в этом безумном мире взялась такая умница ?

– Ветром занесло.

– Я думаю, это был счастливый ветер.

Они, улыбаясь, смотрят друг на друга.  

–  Ну хоть ручку-то поцеловать можно, ангел мой ?

– Я не ангел, но ручку можно.

Он берёт её руку и целует её сверху, а потом переворачивает и целует ладошку.

–    Щекотно ! –  смеётся Настя.

 

 

КРУИЗ  на  ПАРОХОДЕПРОДОЛЖЕНИЕ

 

Вроде бы всё хорошо. Но Сергей опять начинает скучать: ему не приходят стихи и новые мысли.

 

– (Ксения) Тебе что-то не нравится ?

– Да не то чтобы не нравится.   Приторно как-то.

– Со мной приторно ?

– Нет, не с тобой.   С тобой мне хорошо.   А здесь вообще.

– Тебе где-то было лучше ?

– Понимаешь, тут как-то слишком удобно, слишком красиво. Но не по-настоящему, а как будто это бутафория какая-то. Как в театре.   А по мне, всё должно быть проще, но по-настоящему.

– Я этого не понимаю.

– Наверное, дело в том, что ЭТО МНЕ НЕ РОДНОЕ. Вот и не ложится на душу.   Не греет.

– А что же тебя греет ?

– Ну как это объяснить ? – он задумчиво глядит в небо. – ...Вот. Это было лет пять назад. Я ехал поездом. И тоже было лето. Раннее-раннее утро. Часов эдак пять. Солнце ещё только показалось у горизонта – огненно-рыжее, прохладное, лучистое. Мы ехали по степи. А степь... Степь – это...   ЭХ ! Она – бес-край-няя ! Было уже недалеко до станции, где мне надо было сходить. Вагон спал. Я собрал рюкзак и вышел в тамбур. Качало. Колёса поезда гулко громыхали на стыках. Поезд шёл по насыпи и с возвышения я видел, как отрывается от земли огненный шар солнца. На него ещё можно было смотреть, и оно приятно слепило глаза. И тополя вдоль дороги лоснились в его лучах.   А кругом – СТЕПЬ ! Ни конца и ни края !... И не знаю, откуда, но во мне зазвучала песня...             Я никогда не пел её раньше и даже не помнил слов. Но душа моя вдруг запела её. Ооо !   КАКАЯ это была песня !   И казалось – всё вокруг подхватило и запело её:

 

Ой, да степь широоокааяа,

Стееепь раздооольнаааяаа,

Ой, да Волга-мааатушкааа

Раасплескаааалаасяаа...

 

О, какая мощь, какой простор, какой дух звучали в ней ! ...Слёзы выступили на глаза. И я почувствовал: случись сейчас что и понадобись моя жизнь – я бы, не задумываясь, её отдал !

 

А здесь... Здесь красиво, да, – и только. И красота вся на поверхности. Как разукрашенный кусок пенопласта в воде. Глубины нет ! Вернее, я её не чувствую. Потому что она не моя – не родная.   И поэтому она меня ни к чему не обязывает. Это не та красота, что спасёт мир. Во всяком случае, –   не та, что спасёт меня.

 

–  Ты меня любишь ? – вдруг спрашивает Ксения.

–  Так точно.

–  Я серьёзно, ты никогда не говорил мне о любви.

–  Разве ?   Разрешите доложить: люблю.   Люблю   –   как из пушки. – ёрничает Сергей.

–  Дурак ! – отворачивается она.

–  Извини. Я действительно дурак. Но я буду лечиться.   Вот, вспомнил...   Была гроза. Хлестал ливень. Гремел гром, сверкали молнии. Всё бушевало и неистовствовало кругом. И вместе с ударом молнии, расколовшей небо, вдруг пришли слова:

 

Свершилось ! Это – слаще мёда, горше смерти !

Что держит и спасает всё живое.

Чего терпеть не могут черти.

Что превращает грешное в святое...

 

– Что превращает грешное в святое... – задумчиво повторяет Ксения. – Это очень хорошо !           Ты прав: там, где любовь – там всё чисто.   Это предназначалось какой-то Прекрасной Даме ?

– Ясное дело, тебе

– Да ?   Я плохо понимаю, когда ты шутишь, а когда говоришь всерьёз.

– А я шучу всерьёз.

– Перестань, будь проще ! Тогда у нас всё получится.

– А я и хочу, чтобы у нас всё было по-настоящему.

– Тогда так и будет, – Ксения целует его. – Хочешь, я рожу тебе сына и дочку ? – И, подумав, добавляет. – Так ты умеешь превращать грешное в святое ?   Преврати !

 

 

Ночью Сергей, выйдя покурить на палубу и возвращаясь, ошибается номером, заходит в чужой номер и ложится в постель к незнакомой женщине… Визг, крики, скандал…

 

 

По возвращении из круиза СЕРГЕЯ его РАЗГОВОР с АЛЕКСОМ

 

– И предал я сердце моё тому, – с порога говорит Сергей, – чтобы исследовать и испытать всё,   что делается под небом…   И вот, всё   –   суета и томленье духа !   (Екклесиаст)

– Ооо, привет ! – радостно восклицает Алекс, распахивая дверь своего дома. – Проходи, старина !   Ну как ты там ?   Я по тебе уже даже соскучился, как по привычной головной боли J.

–   Ну, это мы мигом организуем.   Не извольте беспокоиться !

–   Тогда сделаем анестезию. – Алекс достаёт бутылку вина из холодильника. – Не возражаете ?

–   Неа.   Я бросил.

–   Да ты что !   Неужто завязал ? Давно ?

–   С самого утра.

– Это слишком серьёзный шаг, чтобы так резко его делать ! – смеётся Алекс. – Это опасно ! Тебе надо подлечиться ! (наливает вино)   Да я и сам с удовольствием подлечусь... Я уже привык с тобой к этому делу. Ну, так – как: есть в жизни счастье ?   Или тебя опять удалось от него спастись ?

 

– Ээх ! Кажется, главное, что я вынес из этого... путешествия, это понимание того, что настоящее счастье – это нечто большее, чем любовь мужчины и женщины.  И что полное счастье возможно только на родине.

–  Убил !

–  Кого убил ?

–  Счастье своё убил.

–  Да тут и убивать было нечего.

–   Так значит, не было счастья ?

–  Как тебе сказать ?   Мне было хорошо с Ксенией.   Но хорошо, и только.   А улёта не было.

–  Ну, извини, ты – просто урод ! – горячится Алекс. – Всё дело только в тебе самом ! Ведь нормальный мужик уж точно был бы счастлив на твоём месте !   Красивая женщина, теплое море, солнце, комфорт.   Что ещё надо, чтобы достойно встретить счастье ?!

–  Ты прав.   Но я ж ненормальный.   И это было известно с самого начала.   Что тут поделаешь ?  А впрочем, один улёт был.   Но только совсем в другую сторону...

–  Это в какую ?

–    А вот, когда песню сочинял.

–    Это что ещё за песню ?

–    Ну, ясное дело, космическую, – смеётся Сергей. – Было протрясающе звёздное небо !

– Так, может, тебе в космос надо, а ? Космонавт хренов ! Как же я раньше не сообразил ?   Давно надо было послать тебя к той самой матери !

– Нет, правда ! И песня классная получилась. Даже Ксении понравилась. Но главное, когда её сочинял – я себя человеком чувствовал. Будто крылья выросли ! Вот это, пожалуй, было счастье !

 

–  Слушай, ты хоть понимаешь, ЧТО ты несёшь ?!

–  Ну и ЧТО я такого сказал ?

– Счастье это нечто большее, чем любовь мужчины и женщины. Счастье – в творчестве ! Так ?

–    Ну и что тут такого ?...

–    А ты вспомни, ЧТО ты заказывал для своего счастья ?

–    Помню: Любовь.

–  Так, кто же виноват, что ты сам не знаешь, что тебе надо, и вообще в твоём несчастьи ?

–  (Сергей после некоторой паузы)   Сам.

–  Вот ! Претензии ещё имеются ?

–  Претензии ?   Претензия одна – твой шеф так и не снял приворот с Ирины.

–  С чего ты это взял ?

–  Я вчера звонил её врачу.   Она по-прежнему не хочет жить и мной бредит, понимаешь ?

–  А почему ты решил, что это связано с приворотом ? Может быть, она просто тебя, дурака, любит ?

–  Чушь !   Я в её глазах – предатель и подонок. ТАКОГО можно только ненавидеть !

–  О, ты не знаешь женщин ! Они легко переходят от любви к ненависти и наоборот. Больше скажу: вот за это она тебя, скорее всего, и любит.

–  Бррр ! Да, они легко переходят от любви к ненависти. Это я знаю. Но для того, чтобы вернуться к любви – надо снова очароваться или, во всяком случае, увидеть что-то хорошее. А я ничего хорошего ей не сделал !

–  Но это хорошее может быть в прошлом.   Да и вообще любовь безумная штука.   ...Хотя, не исключено, что ты прав.   Я поговорю с шефом.

–  И ты думаешь, он тебе признается ?

–  Конечно, нет.   Но вдруг он просто забыл...

Сергей выразительно смотрит на Алекса: мол, неужто тот сам верит тому, что говорит, и спрашивает:

–   Слушай, а всё-таки какая у него аура ?

–  Аура ?   Гм, скажем так, неважная. Пойдём прогуляемся, зверя выгулять надо: скулит. Ну что, Фарт, пойдём гулять ? – спрашивает Алекс, обращаясь ко псу.

Фарт сразу начинает скакать, кружиться вокруг Алекса, лизаться и лаять от восторга.

–   Вот, учись ! – указывает на пса Алекс. – Вот оно счастье !   И как мало ему для этого надо.   В отличие от тебя он счастливо устроен.

– Да, – смеётся Сергей. – Но это же собачье счастье. А впрочем, помню в детстве, когда меня отпускали гулять, я тоже скакал и радовался не меньше этого пса. И ведь, пожалуй, тогда я был мудрей.

 

СЕРГЕЙ С АЛЕКСОМ И ПСОМ НА ПРОГУЛКЕ

 

Сергей с Алексом и псом выходят на прогулку… Фарт, выпущенный на волю, носится, вдохновенно обнюхивает и метит заветные места, вновь подбегает к хозяину, знакомится с другими собаками, гоняет кошек и голубей.

 

– Да, вот оно счастье ! – наблюдая за собакой, смеётся Сергей. – И в самом деле, как мало надо ! Впрочем, его можно понять. День и ночь сидеть взаперти, в четырёх стенах. Для него же это – скука смертная. А тут – вывели – и море одуряющих запахов, кругом всё движется, друзья, враги. Словом, – сама Жизнь во всём её великолепии !

Они проходят мимо большой и глубокой лужи, по которой в резиновых сапогах, как по морю, упоённо бродят маленькие мальчик и девочка (видимо, брат и сестра).

– И вот, – счастливые люди ! – Сергей кивает на маленьких детей.

 

Смотри !   Вот лужа на дороге.

Она сияет, серебрясь.

В ней кто-то видит только небо.

А кто-то видит только грязь.

 

–  Да, да.   Где это было:   «Будьте, как дети» ?

– В Книге книг ! А, знаешь, я вчера старого приятеля встретил, – говорит Сергей. – И он меня на одну мысль навёл. Давненько же мы не видались. И крепко жизнь его в оборот взяла. Мать умерла. Жена ушла. Запил. Квартиру потерял. Зубы тоже. Тощий, как велосипед. Кашляет. И похоже, кровью. Доходяга, бомж почти. А ведь какой талант был ! Моцарт ! Баловень судьбы ! И как всё легко ему давалось. Девчонки сами на шею вешались. Но гордый, однако, был. И за эту гордость ему, помнится, два раза челюсть ломали. А нас с ним в армии судьба свела. Как вместе призвались – так и не разлучались почти два года. И он меня тогда рисунком своим поразил. Как сейчас вижу – Христос распятый в терновом венце. Впившиеся острые шипы. На лбу – застывшая капелька крови.   Лик неземной. Измождённый.   И на него самого похожий. Но это я только теперь сообразил. Вот как сейчас вижу.   И аж сейчас мурашки по спине !

– Так он, что, верующим был ?

– Да какое там ! Балагур, насмешник, гуляка. Такое выдавал: или живот надорвёшь, или рот разинешь. Помню, как-то заспорили мы с ним... О чём уже не помню. Только посмотрел он на меня вдруг и говорит: ишь ты, умный какой ! А вот задери тебе нос вот так – (показывает пальцем) – и будешь дурак-дураком – будь ты хоть семи пядей во лбу и семь раз гений ! ...(смеются)... И вчера я даже засомневался: он ли это ? Смотрю, у куста жасмина стоит и ветку гладит. И такое умиление на лице, словно прощается. Я уж хотел мимо пройти. Но он почувствовал – обернулся, подошёл и говорит: «Господин, не откажите в милости» и руку – вот так протягивает. А в глаза не смотрит ! Я ему сверху свою лапу кладу, поворачиваю, пожимаю и говорю: неужто не узнаёшь меня, Юрий ?...

–  Ну хоть выпили ?

– А то ! Только раньше он всё смеялся, а теперь плакал. А тяжело это, знаешь, когда мужик плачет. У женщин как-то легче выходит.   Ведь слёзы это вроде как – кровь души.

–  Кровь души, – усмехается Алекс. – Возможно.

– Спрашиваю его: ну а счастье-то в жизни было ? – «Ааай ! – махнул рукой. – Было, да проворонил я своё счастье. В кайф жить захотел, а надо было делом заниматься. Талант свой по ветру пустил.   Какое тут счастье ?!   Онкология последней стадии !   – Сергей сопит носом и отворачивается.   Некоторое время они идут молча.

–   И я подумал: вот человек стал жить, как все, – в своё удовольствие. И видишь, ЧТО из этого вышло ?

 

«И я спросил Юрия о самом счастливом дне».

«А вот, – сказал он, подумав, – когда в армии Христа рисовал. Ведь никогда – ни до, ни после – ни одна картина, говорит, так ему не удавалась А ведь рисовал он её простым карандашём на обратной стороне армейского плаката. И что он тогда знал о Христе ? Да ничего толком. И вдруг, говорит, ТАКОЕ нашло ! Сам себе поразился: как во сне это было ! Никогда, говорит, больше такого не было. Даже в столовую не ходил: жрать не хотелось. Только теперь понял, – сказал он в конце. – Мне предлагалась большая роль, а я, дурак, захотел в кайф жить!». Ты понимаешь какое дело ? – вопрошает Сергей, хлопнув себя по ляшке.

 

– Ты хочешь сказать, – попытался развить мысль Алекс, – что счастье невозможно без реализации своего главного назначения, призвания ? Так в этом ничего нового нет. А на счёт того, что личное, семейное счастье это малое счастье, а настоящее счастье – это с-частье с миром вообще... Но разве, когда ты любишь и любим, то не ощущаешь гармонии с миром в целом ?...

 

К ним подходит цыганка… (позже !)

 

–  Уважаемые, позолотите ручку ! Расскажу, что вас ждёт и что будет. Вижу: не просто у вас.   Ждут вас великие испытания.   Но кончится всё хорошо.  

–  Откуда ты можешь знать ? – отворачиваясь, говорит Алекс.

–  Это ты Бога за бороду решил схватить. Не выйдет ! А я всю жизнь этим занимаюсь. И предки мои не один век занимались. Вижу !   Зря смеёшься. Скоро вспомнишь мои слова. У человека на лице всё написано. Надо только уметь читать. Я умею. У тебя жребий на лице.   И у него. –  кивает она на Сергея.

–    Какой жребий ? – живо интересуется Сергей.

–   Знак судьбы.   Великие дары не даются без великих испытаний. Готовьтесь !

–  Хорошо, сколько тебе дать, чтобы изменить жребий ? – спрашивает Алекс.

–  Изменить жребий я не могу.   А дай, сколько не жалко. Что ты дал ближнему – то ты дал Богу.   Зачтётся !

–   Ну и что, по-твоему, надо делать ? – спрашивает Сергей.

–   Берегитесь чёрного человека !.   Он хочет погубить вас. Он сильный. Но небо сильней.   Молитесь !   А ты, уважаемый, хорошую женщину бросил, – говорит она Сергею. –  Но скажи ей, что, пройдя испытания, ей будет дано многое.   Она напишет чудотворную икону, и многое другое, что будет потрясать людей.   Только пусть она вытерпит !

–    Обязательно скажу, – говорит Сергей и даёт ей купюру.

– Спасибо, дорогой !   Ты – добрый человек. За это многое тебе простится.

–   Спасибо !

–   А на счёт женщин так тебе скажу: выбирай тех, кто тебя выбирает. Ведь это мужики себе любовниц ищут. А женщина себе не любовника, она мужа ищет. А с любовницами счастье недолгое: как пена у шампанского

–   А ведь, пожалуй, она не врёт. – восхищается Сергей.

–   Она ж сказала, что у них вековая   практика, – говорит Алекс.

–   Нет, тут веков мало.   Тут Третий Глаз нужен.   И он у неё есть.

 

 

СЕРГЕЙ в ТЕАТРЕ на СПЕКТАКЛЕ с КСЕНИЕЙ на СЦЕНЕ

 

Сергей в антракте заходит за кулисы, поздравляет её, говорит, что всё замечательно, только уж очень целуется с партнёром. Он поёт ей свою новую песню :

 

Ах, этот странный взгляд.

Случайный или нет?

Как тыщи лет назад

Вдруг хлынул яркий свет.

Дрожание ресниц,

Сумбурные слова,

Всё в жизни – без границ,

Слетает голова.

 

Твоя рука в моей –

Ты больше не одна.

Твоя рука в моей –

Теперь и навсегда !

Весь мир – у наших ног

И вечность – впереди.

Куда б ни кинул рок,

Нам всюду – попути !.

 

(с нажимом, в стиле Би-2, а последняя строфа – как гимн)

 

Пусть мир царит под небесами !

Пускай заклинит счастья час !

Да, жизнь такая – как мы сами.

Но мы же – лучше, чем сейчас !

 

Эту песню слышит режиссёр и просит Сергея дать её для спектакля. Сергей говорит, что дарит её Ксении и договариваться надо с ней. В это время Ксении приносят шикарную корзину цветов от крутого бизнесмена... Через неделю она улетает с ним на какой-то райский остров...

 

 

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА СЕРГЕЯ С КСЕНИЕЙ ПО ЕЁ ВОЗВРАЩЕНИИ

 

–  (Ксения) Привет !

Сергей кивает и молча смотрит на неё.

–  Извини, я опоздала. Ты что так на меня смотришь ?

–  Давно не виделись.

–  Я ездила к родителям. С папой было плохо.

–  Зато загорела, как на Багамах.   Видно, не отходила от постели отца.

–  Ну и позагорала между делом.   Что тут такого ?

–  Я вижу что-то случилось.   Глаза у тебя бегают.

–  Кажется, у тебя, критические дни.

Сергей внимательно смотрит на неё и начинает напевать гугнивым кукольным голоском:    Кусучая, брыкучая, никем не... укротимая. Жана моя, беда моя-ааа... Ты горе моё милое !

–    Серёжа, я не хочу тебя обманывать,   этого всё равно не скроешь.   Я встретила человека.

–    Ааа !   Ясно !

–    Что ясно ?

–    Да куда ж ясней ?   Человеки-то нынче – редкость. И кто же он ?

–    Мой поклонник. У него свой бизнес.   Он хороший.

–    Это хорошо, когда бизнес хороший.

–    Перестань !   Но я не хочу тебя терять.

–    Это в каком смысле ?

–    В прямом.

–  Так, так, так. Очень интересно. Ты предлагаешь жить втроём ? Парнёрство ради… секса ?     Круто !   Но я глупо устроен.   Я так не могу.

–  Он не ревнив и он о тебе знает.   К тому же он женат.

–  Таак !   Надо что-то срочно выпить.

–  Не надо !

–  Надо срочно сделать анестезию !   Я сейчас. (забегает в магазин)

 

В магазине какой-то знакомый спрашивает Сергея: «Серьга ! Ну как жизнь ?»

–   (Сергей) О, Жизнь – прекрасна и удивительна !   Порой просто невыносимо.   Извини. Спешу насладиться жизнью !

 

Сергей выходит со склянкой коньяка в руке.

–  Значит, не будешь ? – кивает он на склянку, откупорив её.

Она берёт её и отпивает глоток.

–  (Сергей задумчиво) Понимаешь, я не хочу быть лишь одной из игрушек в твоей… песочнице. Это не моя роль, – выпивает из склянки. – А хочешь, я тебя расколдую ?

–   Расколдуй.

–   Закрой глаза.

Он крестит её лицо губами.

–  Милый, хочешь, я тебе всё объясню ?

–   Объясни.

– Понимаешь, ты – классный, ты необыкновенный, ты супер, и я тебя очень люблю. Но ты неотсюда. Я знаю, что буду жалеть об этом всю жизнь и такого, как ты, больше не встречу. Но я –земная.   Мне очень хорошо с тобой, и я хочу быть с тобой.   Но у меня долги по кредиту !

–   Большие долги ?

–   Большие.   И он обещал мне помочь.

Сергей что-то соображая, смотрит на неё.

– Ну что ты так на меня смотришь ?

–  Да так. –   Сергей допивает склянку. –   Он был богатым человечком – и губки пораскрылися сердечком.

–   Что-что ?   Не надо так, –   она отпускает глаза. –  Не бросай меня !

–  Ты слишком умная.

–  Сам дурак !

–  Эт точно !

Она вдруг порывисто обнимает и целует его.

– Значит, ты меня не простишь ? – она пристально смотрит ему в глаза. – Я люблю только тебя.   С ним у меня всё по-другому, понимаешь ?

 

–  Пойми и ты: я могу простить измену.   Сам не святой.   Но делить тебя с другим…

–  Наверное, я Кармен.

–  Кармен ?   Наверное. Только у нас их зовут иначе. Сама знаешь – как.   Счастливо !   (уходит)

 

*       *       *

 

Сергей едет на дачу и в электричке говорит девушке добрые слова и постигает:            «в несчастье можно быть счастливым, когда спасаешься добром...»

ПРОСТОЙ  СЕКРЕТ  ВЕЛИКОЙ  ТАЙНЫ

 

День был ни к чёрту ! С самого утра Сергей с треском запорол важное дело. Потом завёлся в магазине и нагрубил продавщице. А за тем на ровном месте поругался с другом. Настроение – хоть стреляйся. На дуэли. С самим собой. Его несло ! Чтобы не ломать дров дальше, Сергей решил бросить всё и сбежать на дачу.  Природа действовала на него целебно.

Войдя в вагон электрички, Сергей сел напротив девушки, лицо которой чем-то его заворожило. Поезд тронулся. Девушка читала книгу, а он от нечего делать разглядывал её, стараясь не быть назойливым. Бывают лица, что нравятся тем больше, чем больше на них смотришь. У его спутницы было как раз такое лицо. Нет, она не была красавицей. Но было в её лице что-то очень хорошее, детское, трогательное. А это было сильнее красоты. Сергею показалось, что она чем-то расстроена, и ему захотелось сказать ей что-то хорошее, доброе. «Но она решит, что я пристаю. – подумал он. – Она ведь принца ждёт. А какой из меня принц ?»

От смирения и самокритики его развезло и он задремал. И, очнувшись, обнаружил, что его станция следующая. Его спутница всё также читала книгу, но на её лице тлела чуть заметная улыбка.  А за окном мелькали деревья, поезд несся вскачь, и под полом вагона что-то глухо грохотало и стучало.

«Обязательно надо сказать ей что-то хорошее. – решил Сергей. – Ну, не убьют же тебя, дурень !      В худшем случае, посмеются. Разве забыл, как какая-то девчонка улыбнулась тебе на улице – и ты потом полдня улыбался ? Ну почему так: нагрубить – за милую душу, а доброе слово сказать – как к зубному пойти ?...   Давай !  Хорош волынить !»

Как в замедленном кино, он встал, повесил на плечо сумку, шагнул к выходу и, взглянув на девушку, негромко сказал: «У вас хорошее лицо. Это – к счастью». И успел заметить, как губы её дрогнули в улыбке.

С перрона он увидел в окне её счастливое лицо, помахал рукой и проводил взглядом уносящиеся вдаль красные огоньки электрички. Хотелось петь, плясать и смеяться. «Ну вот, живой ! – хохотал он, ловя на себе недоумённые взгляды. – И всего-то делов ! А радости ! И ведь она это запомнит !  И я. С ума сойти !  ...Так, может, в этом и есть секрет счастья ?...»

 

 

 

РАЗГОВОР  СЕРГЕЯ  с  АЛЕКСОМ

 

Алекс подкатывает на машине к аллее в парке у канала, вылезает, здороваются.

– (Алекс) Привет !   Может, в машине посидим ?   Времени мало: через час надо быть у Насти.

– (Сергей) Нет, давай лучше прогуляемся. Оно, говорят, для здоровья хорошо.

–   Ты стал думать о здоровье ? Это что-то новенькое. Ладно, давай. Так что у тебя стряслось ?

 

«Повсюду страсти роковые

И от судеб защиты нет !» (А.С.Пушкин)

 

–   произносит Сергей. – Поздравь себя ! Сбылась твоя заветная мечта. Я расстался с Ксенией.

–   Поздравляю ! А чего так ?

– Она решила играть на два фронта и предложила жить втроём с её новым любовником. Мне это противно ! Хотя, по Энгельсу, – гениальный мужик ! – почти 99 % времени всей своей истории, человечество прожило в условиях группового брака. Представляешь себе ! Как видно, это глубоко засело в нашей генетической памяти.

–   Любопытно. Но попробуй скажи об этом Насте ! – смеётся Алекс.

–   А Насте об этом говорить не надо.   Она –   новая душа. Не надо чистую девушку водить в бордель. Хотя он был и есть у всех народов, как только они пришли к моногамии. А вот ещё одно подтверждение генетической памяти из нашей непосредственной практике. От Костика ушла Алёна.

–   Вот тебе и контрольная пара !   А что случилось ?

–   Костик слишком уверовал в свои способности. Он решил поразить Алёну, покатав её на белом лимузине. Всё бы ничего. Но, выйдя из лимузина, они встретили криминальную компанию. И эта компания потребовала от Костика денег или Алёну. Костик спасовал. И денег у него больше не было. А крутой пацан из той компании взял Алёну под защиту. Он сказал: «Не бойся, тебя никто не тронет. Но будет лучше, если я тебя провожу». И Алёна пошла с ним. Увы, женщины предпочитают сильных мужчин.  Как мужики предпочитают красивых женщин.   Костик в ауте !

–   Дааа, –   задумчиво произносит Алекс. –  Я слышал ты опять сошёлся с Ириной ?

 

–  А, ну да !   Ведь всё прозрачно. Как в аквариуме.   Ну, а ты-то как ?   Есть в жизни счастье ?

–  Да просто удивительно ! – смеётся Алекс. – Я уже и не верил, что так может быть. Наверное, у тебя счастливая рука.

–  Причём тут моя рука ?   Каждый сам кузнец своего счастья.   Или несчастья.

–  Так это же твоя затея.   Ну, а с Ириной, сошла привязка ?

–  Какая привязка ?   Ааа... Чёрт его знает. Пока я рядом – всё хорошо. Но мне за неё страшно.

–  Скажи, ты с ней из жалости или как ?

–  Но мы же в ответе за тех, кого приручили, – вздыхает Сергей. – Разве не так ?

–  Так-то оно так.   Только тут всё не так просто. Ты «Нетерпение сердца» Цвейга читал ?

–  Давно уже. Толком не помню.

–  Перечитай, там как раз на этот счёт.   Суть-то хоть помнишь ?

–  (Сергей смотрит вверх, вспоминая) … Что-то нехорошо было.   Но помню, написано сильно.

–  Главная мысль там в том – что жалость и сострадание порой могут убить того, к которому они проявляются. Там главный герой, если помнишь, стал из жалости ухаживать за девушкой-калекой. А когда та его полюбила и открылась ему – он не выдержал и сбежал. И она покончила с собой. Ты уверен, что у тебя с Ириной не случится такое же ? Ты её любишь ?   Иначе... –  Алекс качает головой.

–  Понимаешь, иногда мне кажется, что я вообще не умею любить, – вздыхает Сергей. –  Даже себя !   Я не знаю !   Я перечитаю эту книгу.   ...Ладно. Давай !

– Погоди, а поехали вместе. Благодаря тебе я познакомился с Настей. Так что поехали к ней, познакомимся с её родителями.   А то мне одному как-то неловко. Я на 12 лет старше её.   Почти в отцы гожусь.   И отец у неё священник какой-то особенный. И судя по всему, человек интересный.   Настя говорит, что он составил сто законов и десять заповедей счастья. Он может быть нам полезен. Помоги, будь другом !

–   Хорошо.   Поехали !

 

 

 

АЛЕКС  С  СЕРГЕЕМ  В  ГОСТЯХ  У  НАСТИ  (СМОТРИНЫ)

 

Звонок в дверь квартиры Насти.   Открывает хозяйка.

–   Привет ! – бодрясь, говорит Алекс и вручает цветы. – Это ничего, что мы вдвоём ?

–   Ничего, – улыбается Настя. –   Проходите.

К ним навстречу выходит Настин отец.

–   Рад вас видеть, молодые люди. Андрей Ильич, – представляется он (знакомятся). – Милости просим к нашему шалашу.   Как говорится: что Бог послал.

–   А у нас тоже есть кое-что к столу, – говорит Алекс, выставляя вино и торт.

–   Ну и славно.

–   Я сейчас, салат принесу, – говорит Настя и, поставив подаренный букет в вазу и на подоконник, исчезает на кухне.

 

У настиного отца было простое и вроде бы обычное лицо, но выразительный взгляд его обращал на себя внимание. Его взгляд не был лукавым или нескромным или вызывающим, нет. Взгляд его был спокойным, мудрым и проницательным. Он смотрел, немного склонив голову вправо. И с первого взгляда было видно, что перед вами человек необычный, много передумавший, многое постигший и понимающий. Такие лица сразу располагают к себе. Они заинтересовывают и запоминаются. И ещё в нём чувствовалась какая-то внутренняя собранность.

«Уж не святой ли он ?»   – мелькает у Сергея. – «А Настя похожа на отца».

 

Настина квартира представляла собой обычную трёхкомнатную квартиру на девятом этаже обычной девятиэтажки. В квартире уютно и светло. Всё дышит чистотой и порядком. Шкафы ломятся от книг. У окна цветы. Белый кот, грациозно потянувшись, по-хозяйски выходит и обнюхивает гостей, особенно Алекса.

–   Это он Фарта моего, чует, – погладив его, говорит Алекс.

–   Это он знакомится, – поясняет Андрей Ильич.

–   КрасавЕц ! – хвалит Сергей. – А звать-то его как ?

–   Космос.

–   А почему Космос ?

–   Настя назвала.   Глаза у него синие, и в темноте светятся.

Обнюхав гостей, Космос прыгает Сергею на колени и, урча, мнёт ему когтями живот (как бы месит тесто) в районе солнечного сплетения.

–   Он у нас целитель, – предупреждает Андрей Ильич. – Вот и у вас нашёл что-то. Я тоже думал: бабьи сказки, а потом пришлось операцию делать. А он давно всё учуял, но я не давал ему себя лечить.

–   Да вроде, не жалуюсь, – говорит Сергей. – А что это за дивные лики ? – кивает он на стену с фотографиями.

– Это – Антоний Сурожский. Апостол нашего времени. Сказочный человек. А из женщин, та, что постарше – святая мать Мария. Воистину, святая из святых..   А та, что помоложе – Настина мать, – понизив голос, сказал отец Насти. – Но не будем сейчас об этом.

Как потом выяснилось, Настина мама лежала в больнице после тяжёлой операции.

–   Да, да, извините, – виновато сказал Сергей, чувствуя, что коснулся больного. – Но лик у неё неземной. Я имею ввиду Настину маму.   Всё, всё, извините !

–   О чём вы тут шепчетесь ? – спрашивает Настя, внося блюдо с салатом. На лице её играет странная улыбка.   Она удивительно хороша в этот день, вся светится, и мужчины невольно ею любуются.

–   Сергей заметил, что у твоей матери неземной лик. – прямо говорит Андрей Ильич.

–   Да, да, – соглашается Настя, взглянув на фотографию матери, – у неё удивительное лицо. Дай Бог, чтобы всё было хорошо.

 

–   А правда, Алексей, что вы о феномене чуда диссертацию пишите ? – интересуется отец Насти, внимательно глядя на Алекса.

–   Да, это так.   Но, поправде сказать, мне так и не удалось постичь секрет чуда ? – признаётся Алекс. – Однако, во многом благодаря Сергею, я понял, что залогом счастья является любовь. И счастье можно считать обыкновенным чудом, как в одноимённом фильме.

–   Да, фильм дивный, по пьесе Евгения Шварца, – оживлённо замечает Андрей Ильич. – Однако должен сказать, что вы недалеки от истины. Меня тоже, как и многих, наверное, всегда интересовали чудеса и проблема счастья. И, пожалуй, главное в них я себе уяснил, хотя и не открыл здесь никакой Америки. Но ваша беда, как мне кажется, в том, что вы пытаетесь постичь феномен чуда с точки зрения науки. А чудо – феномен мистический и религиозный. «Чудо – веры лучшее дитя», – сказал один человек, которого почему-то считают великим безбожником. И он был совершенно прав ! И поэтому феномен чуда, как и сам Бог, недоступен для научного познания. Это – совершенно иная реальность, где действуют совсем другие, – божественные – законы. Они парадоксальны, с точки зрения понятий, которыми оперирует наука. И потом, конечное не может постичь бесконечное, так как оно не укладывается в конечные понятия. Это логично, даже с точки зрения нашего разума и постичь его можно только с помощью откровений – подсказок свыше.

Однако сам факт, что вы поставили себе целью постичь феномен чуда, говорит о том, что вы по структуре своей души – подсознательно – религиозны. Иначе бы вам просто в голову не пришло разбираться с тем, что наука категорически отрицает. И это замечательно ! Потому что рано или поздно, если вы будете честны перед собой, вы признаете факт своей религиозности. И откроете для себя Бога. Именно вера в возможность чуда делает человека верующим. А чудеса творятся силою святого Духа – сверхприродной Божественной энергии, для которой возможно всё. Но, как говорится, всему своё время, и время всякой вещи под небом. Я ведь тоже не сразу к вере пришёл.   И знаете, как это было ?

–   Да, да, расскажите, пожалуйста.   Мне это очень интересно, –   просит Алекс.

–   Нет, сначала налейте вина.   Не пропадать же злу.

–   С вас тост – как с хозяина дома, – разлив по бокалам вино, говорит Сергей.

–   Тост ?   За обыкновенное чудо !   За любовь !

Все чокаются.   Алекс, улыбаясь, смотрит на Настю. Настя улыбается ему.   (Стоп-кадр)

 

– Это было давно. Лет тридцать тому назад. Насти ещё и в помине не было, –   начинает свой рассказ Андрей Ильич. – Я только окончил институт. И была у меня какая-то чёрная полоса, какой потом никогда не было. Всё шло наперекосяк. И в личной жизни всё порушилось. Из квартиры выселили. Работа постылая, по распределению. Аж жить не хотелось ! И мысли самые чёрные стали роиться. И, помню, была поздняя осень. Самая депрессивная пора. Пасмурно, дождик сеется, ветер промозглый. И вот иду я по лесу и думаю: ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ !   ЗАЧЕМ ЭТО ВСЁ ?! И такое отчаяние обуяло меня, что мне самому жутко стало и я всей душой возопил: «ГОСПОДИ, ЕСЛИ ТЫ ЕСТЬ, – ОТЗОВИСЬ ! ДАЙ МНЕ ЗНАК ! ПОГИБАЮ !» И вдруг – не поверите – ветер стих и из-за свинцовых туч вырвалось солнце – и осияло всё ! И в небе зажглась радуга ! И так хорошо и светло мне стало, что я заплакал, как ребёнок, и стал благодарить Бога. И после этого всё у меня наладилось самым лучшим образом. Разве не чудо ?   Вот так я обрёл веру. А потом я обнаружил, что в Библии не раз повторяется мысль о том, что Бог сам ищет тех, кто Его ищет.   Я в этом убедился на собственном опыте.   Вот так.

 

–   Некоторые чудеса наука всё-таки признаёт, – замечает Алекс, пригубив бокал. – Например, пасхальный огонь на Гробе Господнем. Только наука пока не в состоянии этого объяснить. Ведь, как я читал, первые пять минут этот огонь даже не обжигает и им умываются, так как считают его целебным. Или святая вода на Крещение. Она при освящении меняет свою структуру на самую гармоничную. И это видно даже в микроскоп. Или Плащаница. Или исцеление бесноватых. Я сам присутствовал при одном таком исцелении. Это впечатляет ! И говорят, что почти все великие учёные были верующими людьми. Поэтому я думаю, что наука и религия скоро подружатся. И это уже происходит. «Чему бы жизнь нас не учила, а сердце верит в чудеса !». Тем более, русские люди по природе своей религиозны, даже если исповедуют атеизм.

– Да, вы совершенно правы ! А ещё слухом мир полнится, что вы взялись кодифицировать законы и секреты счастья. Я и сам когда-то этим увлекался. И собрал их более сотни.   А потом свёл их к десяти заповедям счастья.   А сколько насобирали вы ?

– Идея эта принадлежит Сергею. – честно признаётся Алекс. – Мы начали всего месяца два назад и на данный момент наш улов составляет около тридцати законов и секретов счастья.

– А нельзя ли увидеть плоды ваших изысканий, если не секрет, Андрей Ильич ? – спрашивает Сергей.

–   Секрета тут нет.

– Тогда, если можно, назовите ваших десять заповедей счастья.

– Нет, я лучше дам вам их в твёрдом виде. Но только не на скрижалях, как Моисей, а на бумаге; если не возражаете,   – говорит Андрей Ильич и выходит в соседнюю комнату. Вскоре он возвращается с листком бумаги. – Вот, всего одна страница. Но в ней выжата не одна сотня книг. И прежде всего, конечно, Библия. Учтите: все десять библейских заповедей следует отнести к древнейшим законам счастья. И к ним следует добавить главную заповедь Христа: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лук. 6:31), «Любите друг друга !»   Приичём знаменательно, что эта заповедь в том или ином виде присутствует во всех основных религиях мира. Её называют Золотым правилом Мудрости. И в ней заключён самый главный секрет счастья.  Ну а что касается моих изысканий в этой области, то вкратце они звучат так:

 

Заповедь первая. ВЫЛУПИСЬ ИЗ СКОРЛУПЫ ЭГОИЗМА ! Ибо эгоцентризм НЕ-счастен.

                                 НЕ-СО-частен.   Ибо счастье – это СО-ЧАСТЬЕ –

                                 Ощущение себя гармоничной частью единого целого. ПОДСКАЗКА !

 

Заповедь вторая. НЕ ДЕЛАЙ ЗЛА: ОНО К ТЕБЕ ВЕРНЁТСЯ.

 

Заповедь третья. ТВОРИ ДОБРО.   И ОНО ВЕРНЁТСЯ К ТЕБЕ.

                                Ибо всё приносит свои плоды.

                                 ДОБРОТВОРЧЕСТВО – ЗАЛОГ СЧАСТЬЯ.

 

Заповедь четвёртая. НАУЧИСЬ ЛЮБИТЬ !   Ибо любовь соединяет всё на свете.

                                      

Заповедь пятая.   УМЕЙ ПРОЩАТЬ !   Ибо кто не умеет простить – тот не имеет любить.

 

Заповедь шестая. РАСПОЗНАЙ И РЕАЛИЗУЙ СВОИ ЛУЧШИЕ СПОСОБНОСТИ        

                                 (ПРИЗВАНИЕ).

                                 Счастье не даётся в лоб.   Его надо заслуживать и стоить.

 

Заповедь седьмая. УМЕЙ ВИДЕТЬ И ЦЕНИТЬ ПРЕКРАСНОЕ ! ЭТО ЦЕЛЕБНО ДЛЯ ДУШИ.

 

Заповедь восьмая. НЕ СПЕШИ !

                                   Чем больше спешишь и суетишься – тем невозможней счастье.

                                   И тем быстрее проходит жизнь.

 

Заповедь девятая.   БУДЬ МУДРЫМ: ЖИВИ ПО СОВЕСТИ !

                                   То есть не делай другому того, чего не хотел бы себе на его месте.

 

Заповедь десятая. ПОЗНАЙ БОГА,   СТАНЬ ЕГО ДРУГОМ И СОРАБОТНИКОМ.

                                   Бог – источник Жизни, Мудрости и Любви.

                                   И потому чем ближе к Богу – тем ближе к С-частью.

 

– Да. Я согласен, – встряхнув головой, говорит Сергей. –   Только это так сразу не вместишь.     Тут – бездны !   Но кое-что из этого мы уже ухватили.

 

–   А не могли бы вы рассказать о самом чудесном событии в своей жизни ? Ведь наверняка что-то было. – предлагает Андрей Ильич, передавая свой листок Сергею.

 

– Я не знаю, – прерывает Сергей неловко затянувшееся молчание. – Вот, не далее, как вчера мне попался на глаза один чудный стишок.   Нет, не мой, а некоего Цая.   Вот слушайте :

 

Я чудеса повсюду вижу.

Но старый мудрый психиатр

Сказал, чтоб я молчал об этом.

И очень хитро подмигнул...

 

–   Да, это прелесть ! –   улыбается Андрей Ильич.

 

–   Мне тоже понравилось, – говорит Сергей. – Мне показалось, что это мне самому кто-то хитро подмигнул.   А чудеса – они рядом. Вот смотрите – мобильный телефон. Чем не чудо ? Хотя сегодня он есть почти у каждого. А телевизор ? А компьютер ? А интернет ? А самолёт ? А космическая ракета ?  А ведь ещё сто лет назад всё это было чудом !    Разве не так ?

 

–   А скажите, Андрей Ильич, вы в магию верите ? И как к ней относитесь ? Ведь и она тоже творит чудеса. Я своими глазами видел ! –   спросил Сергей. –   Вы не думайте, что я хочу уйти от ответа на ваш вопрос. Но он –   не простой.   И надо хорошенько подумать и вспомнить.

 

–   Магия… –   произносит Андрей Ильич. –   Ну, конечно, она есть. Но я отношусь к ней неоднозначно, потому что она может быть как со знаком «плюс», так и со знаком «минус». Магия бывает от Бога – таинства; и бывает от дьявола – фокусы. И пожалуй, в этом самое главное. И если она от Бога – она помогает людям. А если от дьявола – вредит. Поэтому и отношение к ней неоднозначное. И, заметьте, что любое чудо –  это действие магии.

–   А как определить от кого она в конкретном случае ? – интересуется Сергей.

–   Это непростой вопрос. Так как ни Бог, ни дьявол обычно прямо не обозначают себя. Разве что дьявол любит представлять себя Богом. И святые отцы советовали здесь судить по своим ощущениям. Если при воздействии магии на душе мир и свет – значит, это от Бога, а если крутит-вертит – то от дьявола.

–   Значит, есть-таки белая и чёрная магия ? –   спрашивает Сергей, взглянув на Алекса.

–   Разумеется !

–   А есть ли какая-то защита от чёрной магии ?

– Конечно, есть. Прежде всего, это молитва наша, когда она с верой. Молитва – это сильнейшая магия. И самая сильная из доступных нам магий. И крестное знамение тоже. Ибо молитва и крестное знамение – это призывание Бога. Ещё помогает чтение духовных книг или восприятие других духовных произведений, будь то музыка или в изобразительное искусство. Иконы или песнопения, например. Это и есть наша главная защита от чёрной магии.   Но самое главное – надо всей душой обращаться к Богу и просить помощи у Него. Мир насквозь пронизан божественными энергиями – благодатью Святого Духа. И именно благодаря ей существует. Однако есть и дьявольская магия. Но она слабей Божественной и ею побеждается. Дьявол  –  плут и обманщик.   А что стоит на обмане  –  идёт на позор !

 

Вдруг порыв ветра распахивает окно и ваза с цветами Алекса падает с подоконника на пол и разбивается.   Алекс с Настей бросаются закрывать окно, собирать цветы и осколки.   Космос яростно шипит и скалит зубы, глядя в сторону окна.

 

–   Стоит помянуть лукавого –   как он тут !   –   говорит Андрей Ильич и крестным знамением осеняет окно.

–   Почему вы думаете, что это он ? – спрашивает Сергей.

–   Чувствую !   Я же говорил вам про характерные ощущения.

–   Но это мог быть просто сквозняк,  –   осторожно предполагает Алекс.

– Нет, я отлично помню, что недавно закрыла это окно на запор !  –  восклицает Настя.  –  Именно потому, что был сквозняк.

 

–   Давайте, за белую магию, которая победит мир !»   –   предлагает Сергей, наполняя бокалы. 

 

Я хочу пожелать от души:

Чтобы мысли жгли хороши.

Чтобы каждая Божья ночь

Уносила печали прочь.

Чтобы в сердце жила любовь.

Чтобы в жилах играла кровь.

Чтобы свет не сходил с лица.

И уметь любить до конца !

 

–   Прекрасно ! –   восклицает отец Насти и вдруг спрашивает: –   А знаете, кто самые счастливые люди на земле ?

земле ?  спрашивает вдруг отец Насти.
–   Влюблённые, – говорит Сергей.

– Да, любовь земная – чудесный цветок. Но, увы, он не всегда цветёт долго. А вот не поверите –   святые ! Потому что они уже тут, на земле, живут в Царствии Божием. А это и есть высшее счастье. Потому что это гармония со всем мирозданием в целом. Поэтому у них и лица просветлённые, а у некоторых просто светятся. Вот – как у матери Марии, видите ? Ведь настоящее христианство это религия совершенной Любви. И значит – религия совершенного Счастья. Ибо совершенная Любовь – сильнейшая из магий и побеждает всё.

 

–   Кажется, я вспомнил один чудесный случай, – щёлкнув пальцами, говорит Алекс. – Это было в стройотряде ещё в студенческие годы. Мы строили детский садик в одном маленьком, но славном городке. И вот однажды после бурно проведённой     ночи. Надо сказать, что сухой закон у нас был довольно влажным. В тот день моя работа состояла в том, чтобы нагружать цементный раствор в тачку, которую на подъёмнике мы поднимали на крышу здания для бетонирования теплоизоляции. И вот, нагрузив доверху очередную тачку, я стоял на углу большой стальной бадьи с цементным раствором, опёршись на лопату, ожидая пока тачку с цементом подымут на крышу, примут цемент и спустят её обратно. Надо ли говорить, что после бессонной и бурной ночи я был заторможен и меня клонило в сон. И вот, стою я на углу этой стальной бадьи, опёршись на лопату и борясь со сном.   Вдруг взглянул вверх – тачка летит ! Она сорвалась с площадки подъёмника, перевернулась и летит прямо на меня !

Если бы я стал размышлять, меня бы сейчас с вами не было. Но тут точно какая-то сила катапультировала меня. И, помню, лечу я в прыжке и думаю: только бы по ногам не достало ! И ведь не достало !   Подымаюсь и вижу: тачка упала точно на то место, где я стоял, и в щепки разбила лопату, на которую я опирался. Ещё бы ! Сто килограмм с высоты десяти метров !   Я не успел испугаться и мне почему-то даже стало весело. А вот парень, что работал на подъёмнике, был бледен, как мел, и наотрез отказался на нём работать. И я, в самом деле, почувствовал, что это какая-то сила спасла меня.   Ребята предложили мне отпраздновать этот день, как свой второй день рождения.   И мы его, конечно, отпраздновали !   Вот такой случай, – невесело завершает свой рассказ Алекс и потирает шею, как потирают ушибленное место.

 

–   Да, это удивительный случай ! – замечает хозяин дома. –   Я вижу: вы сейчас пережили его заново и, кажется, даже острее, чем тогда, когда он произошёл.   Давайте, выпьем за ваше второе рождение !   По чуть-чуть. –   добавляет он, поймав взгляд Насти.

 

–   А знаете, я тоже вспомнил один чудесный случай, – говорит Сергей, задумчиво осушив и поставив свой бокал. – Он не такой драматичный, как у Алекса. И я его сам не помню. Был слишком мал. Мне тогда и года не было. Но я не раз слышал о нём от своей матери. У меня было что-то плохо с желудком и врачи настаивали на операции. Операция была опасной и мать моя не решалась на неё. И кто-то посоветовал ей показать меня какой-то бабке. И она принесла меня к ней. И бабка эта, как рассказывала мне потом мать, осмотрела меня, пошептала что-то надо мной, поплевала, перекрестила несколько раз и дала выпить святой воды. И я выздоровел ! Мать моя потом показывала меня врачам. Те отказывались верить моему исцелению ! Потому что от болезни не осталось и следа ! И я до сих пор не имею никаких проблем с желудком.   Чем не чудо ?   И у меня нет никаких оснований не доверять своей матери, Царствие ей небесное !

  

–   Позор ! – вдруг восклицает Алекс. – Мы забыли выпить за хозяйку дома и за стол, за которым сидим !      

–   Нет нам прощения ! – подхватывает Сергей. – За хозяйку пьют стоя и до дна !   УРА !!!

 

Настя, улыбаясь, чокается со всеми. Но потом вдруг говорит: «Я вспомнила одно стихотворение Владимира Соловьёва:

 

Смерть и Время царят на земле,

Но владыками их не зови.

Всё, кружась, исчезает во мгле.

Побеждает лишь Солнце Любви !

 

«Правда, я изменила одно слово в последней строке. В оригинале: «Неподвижно лишь Солнце Любви». Но, мне кажется, что неподвижность ей мало свойственна. И что слово «побеждает» сильнее и правильнее».

–   Я совершенно согласен с Настей ! – вскочив, говорит Сергей. – Любовь это высшее проявление жизни. А жизнь – динамична.   Только я заменил бы ещё одно слово в первой строке. Слово «Время» на слово «страсти». Ведь смерть это палач Времени или его слуга. Поэтому по сути получается как бы тавтология. А страсти больше всего царствуют на земле. Думаю, автор бы с этим согласился и не обиделся.

–   Скажите, Сергей, а как бы вы сами отнеслись к тому, если бы кто-то стал править ваши стихи ? – спрашивает Андрей Ильич.

–   Если исправили бы в лучшую сторону – то с благодарностью.

И вас   когда-нибудь исправляли ?

–   И не раз !

–   Тогда всё в порядке. Но, как и во всех гениальных стихах, в этих строках чувствуется мелодия. Ты слышишь её, Настя ?   Изобрази, пожалуйста ! – просит отец, указывая взглядом на пианино.

 

Настя без особого труда подобирает мелодию.

 

–   А  давайте  споём,  –   предлагает  она  и  начинает  петь.    Все  присоединяются  и  подхватывают.  

 

 

Страсть  и  Время  царят  на  земле,

Но  владыками  их  не  зови.

Всё,  кружась,  исчезает  во  мгле   –  

Побеждает  лишь  Солнце  Любви !

 

«А  неплохо  спели !»   –   бьёт  в  ладоши  Сергей.   

 

–   Ну,  за  танцующую  в  небе  путеводную  звёзду !

 

(Продолжение  следует)